Tags: Сергей Попов

Шейк

ЖАР-ПТИЦА на Дубненском ТВ. "Горевать не буду я".

Несмотря на простоту и некую дворовость текста, это одна из самых любимых моих песен "Жар-птицы".
Написал я её ещё в армии, где-то в 1971 году, сохранилась даже запись февраля 1972 года, которую я сделал , будучи в 10-дневном отпуске (на фото) за "успехи в боевой и политической подготовке".



Я ценю её за явную схожесть с битлами времён их первых двух альбомов, удачную аранжировку с обыгрыванием параллельных аккордов, за и симпатичный и оригинальный припев с трёхголосием в конце, за коду и общее позитивное настроение. Как и на альбоме "Зной", мы поём её вдвоём с Сашей Никитиным при поддержке Жени Хорошевского в трёхголосье - в оригинале был, конечно, голос Лёши Суркова.  Вообще удивительно, как удачно у нас с Сашей сочетаются голоса, и в унисон, и в интервал, хотя они совсем не похожи тембрально.

Шейк

50 лет бит-группе "Фобос"

Наконец-то я закончил титанический труд: сделал звук и видео юбилейного концерта "Золотой полтинник. 50 лет бит-группе "Фобос".
Серёжа Заонегин записал его на 18 каналов, а Женя поставил камеру, которая всё засняла. А потом я во всём этом разбирался 2,5 месяца - резал, обрабатывал, смешивал, плакал.
Наконец вчера отцифровал эти 64 гига звуков и картинок и посмотрел от начала и до конца с чашкой кофе в руках. Несмотря на то, что делал всё в старых, изученных программах (в новых это растянулось бы надолго), результат меня удовлетворил.
И, конечно, мне очень хотелось закончить всё до Нового года, чтобы это был подарок и музыкантам, и поклонникам на самый лучший праздник в России.
С Новым Годом, друзья!
Шейк

"Не имей..."

Нет, лучше так: "Если есть 100 друзей, они найдут 100 рублей".
Оказывается, популярное в мире музыки и искусства слово "краудфандинг" переводится как "народное финансирование". Вот мы - группа "Алиби" и я - приступаем к нему, к "народному".
А нужно оно для того, чтобы осуществить два проекта: выпуск последнего альбома группы "Жизнь как подарок" и моей книги "Бит".
Неделю назад мы - я, Женя и Саша - собрались на базе, чтобы послушать то, что получилось. Я-то слушал это сотни раз, а ребята урывками, с большими перерывами во все эти 5 лет. Резюме было таким: одну песню убрать как неудачную, для другой написать новый текст, некоторые слегка скорректировать. И вывод, который принёс мне глубокое удовлетворение как автору и тому, кто всё это записывал и сводил сотни часов: "Здесь есть, что слушать".
Я должен кое-что уточнить.
Во-первых, это наш ПОСЛЕДНИЙ альбом. Не "крайний", а именно так: последний. Я не думаю, что ещё через пять лет у меня накопится материалов для нового релиза, что на это у меня будут силы, голос и здоровье - мне и так уже 67.
Во-вторых - то, что несколько опровергает "во-первых".
Наш план таков: выпустить альбом на традиционном физическом носителе, то есть CD, в красивой упаковке, чтобы было что послушать и посмотреть. Помимо этого сделать персональную страничку альбома в Интернете, где мы будем не только обсуждать его со слушателями и публиковать рецензии, но и выкладывать - внимание! - новые песни. А они в зачаточном состоянии в виде мелодий, идей и проработок аранжировок есть, минимум штуки 3-4. Помимо этого есть разные интересные варианты готовых песен и те, что мы готовили, но не включили в трек-лист CD
То есть, альбом "Жизнь как подарок" будет постоянно пополняться, в этом его оригинальность.
Но чтобы всё это осуществить, нужны деньги: оплатить аренду студии, мастеринг готовых миксов, работу дизайнера, выпуск CD и что-то ещё, что выскакивает неожиданно.



Теперь про книгу "Бит", которую давно и настоятельно уговаривают меня знающие и понимающие люди написать. Фактически где-то 3/5 её написано и опубликовано как в СМИ и книге "Музыкальная анатомия поколения независимых", так и в Интернете. Надо собрать отдельные фрагменты в стройное целое и заполнить пробелы. Этим я займусь сразу после Нового года, когда в альбом будут внесены последние уточнения.
Мне кажется, что книжка будет интересной, поэтому хочется, чтобы она и выглядела достойно.
По мере написания буду публиковать эти отрывки, чтобы вы знали, на что жертвуете свои кровные.
Естественно, все, кто поможет, особенно значительно, будут отмечены на альбоме и в книге, и, конечно, получат от нас экземпляры с автографами.
В качестве вишенки на торте публикую заглавную песню альбома, стилистика которой отправляет меня и вас в ностальгическое путешествие в начало 70-х, на скамейку за ДК, где сижу я в клешах, с переделанной семистрункой, портвейном "777" и блондинкой в юбке "банан".
Мои реквизиты:
1.Счёт в Сбербанке, карта Maestro, н/с 63900240 9020230492, Попов Сергей Евгеньевич
2.Яндекс. Деньги: н/с 410011030529134

Буду благодарен за репост.

Шейк

Три судьбы. Часть 3.

Сегодня выставляю на всеобщее обозрение  третью часть  фильма «Три судьбы», где заканчивается история «Жар-птицы» и  начинается  история  «Алиби». В принципе, основные этапы вы итак сейчас увидите, а я расскажу, как мы выбирали название и про первый концерт.
Так было запрещено использовать название «Жар-птица» и исполнять мои песни, мы – я, Саша Рябов и Миша Тихомиров - начали с того, что решили сделать репертуар из популярных советских песен. В итоге аранжировали в смешанном стиле – регги, рок-н-ролл, биг-бит – штук 15-17 убойно-проходных для любых комиссий «песен советских композиторов», в том числе «Чёрного кота». Но не так, как это сделало «Браво», а потяжелее.  А название выбрали просто: взяли словарь у меня дома, и я, Саша Рябов и тогдашняя моя жена Лариса Платонова стали его читать с первой буквы, с «А». Добрались до слова «алиби» и поняли, что это то, что надо. Саша тогда мало того, что помогал мне убирать снег и колоть лёд, но он был частым гостем у меня на Володарского. Обычно мы пили кофе на кухне, курили и обсуждали наши музыкальные дела. Но был ещё один важный фактор, который привлекал Шуру: он очень любил детские игры и мог часами ловить яйца в электронную корзину или  катать шарик по лабиринту, одолженные у моих дочек, которым тогда было 7 и 8 лет.

А вскоре случился и первый концерт. Было это в общежитии завода «Тензор», летом 1986 года. Там мы сыграли наш свежий репертуар - первый и последний раз, причём - уже под новым названием.  В первом отделении выступал Миша Брусин, а потом мы удивили всех своим прочтением советской эстрадной классики: народ шёл на возрождённую «Жар-птицу», а попал на выступление ВИА.  Но что было делать… Хотя «Машу» в конце мы всё-таки сбацали. Тем не менее,  тот совковый репертуар был вскоре забыт, я даже сейчас не вспомню, что за песни мы играли, а название осталось. Началась перестройка, цензурный вожжи ослабли, и мы с середины 1986 года стали делать только свои песни: «Люба-из-клуба», «Выше голову, ниже цены», «Блюз для моих друзей» и, конечно, «Не для них».

Шейк

Три судьбы. Часть 2.

Сегодня я познакомлю вас со второй частью телефильма «Три судьбы» и с тем, как это  кино делалось.
К весне 1996 года основные съёмки были закончены: сняли Градского, Макаревича, Гаспаряна, Троицкого, Усманова, Маргулиса и других запланированных участников. Я ещё к ноябрю 1995 наговорил свой текст, самый большой по объёму: Саша Аверкиев, директор ДТВ, который жил в том же доме, где я снимал квартиру, почти каждый вечер приходил ко мне, ставил свет, камеру, и я рассказывал, как всё было на самом деле со мной, «Фобосом», «Жар-птицей» и «Алиби».   Оставалась мелочёвка, связанная с Дубной,  съёмка архивных документов и фотографий и обработка хроникального видео, которого было много. Мы даже начали какой-то пробный монтаж, чтобы посмотреть, как всё получается и клеится. Причём Аверкиев считал материал настолько ценным, что мы оперировали копиями на VHS, где было прописано, что материал принадлежит именно ДТВ.
И вдруг на ДТВ начались преобразования, которые закончились тем, что я ушёл на «Студию 7», а остальные  во вновь образованную структуру «ТРК 7+», и проект «Три судьбы» повис в воздухе, его просто некому было закончить – ведь съёмки принадлежали не мне, а ДТВ, а сама работа стоила немалых денег уже хотя бы потому, что многое делалось в Москве.
Collapse )
Шейк

Три судьбы. Часть 1.

Оригинал взят у ostrov_dubna в Три судьбы. Часть 1.
Вот и отреставрировал я документальный телефильм про самого себя и свои группы – «Три судьбы». Очень тяжёлая работа была, поскольку сохранилось только 3 источника: пробный рабочий монтаж, который сильно не совпадал с итоговым оригиналом (S’VHS); оригинал на тонкой 4-часовой  плёнке, сильно побитый временем (тоже  S’VHS); одна копия на  VHS и тоже на тонкой плёнке, что не способствовало сохранности – с 1997 год всё-таки. В конце концов, камера Sony 1991 г/в, с которой я цифровал, сдохла: головка пошла в разнос, что видно по волнообразному дрожанию экрана – похоже, подшипник полетел,  менять надо вместе с «головой», а это такая засада…
Так что смотреть придётся, как есть, не обессудьте, я сделал всё, что мог.

Теперь про то, как этот фильм появился.
В 1995 году Александр Аверкиев, директор местной телекомпании ДТВ (Дубненское ТелеВидение) решил сделать со мной передачу в прямом эфире. Все получилось, было много звонков от зрителей, поэтому Саша загорелся идеей снять большую документальную передача про меня и мои группы с участием знакомых мне звёзд русского рока; меня он тоже считал звездой, а я не возражал.  
Первым, к кому мы поехали, стал Александр Градский. Он тогда уже жил в Козицком переулке, в самом центре Москвы, в доме, где строился его музыкальный театр. Там у него была двухуровневая квартира: на втором этаже жилые комнаты, на первом кухня и гараж. Снимали на кухне, где рабочие всё время что-то прибивали и чем-то шуршали. Саша иногда на них покрикивал своим оперным голосом, но совсем не гнал. В результате он рассказал не только про меня, но и многое про себя, что для него дело обычное. Просмотрев уже дома отснятый материал, мы с Аверкиевым поняли, что тут целая передача может выйти. В итоге я съездил к Градскому ещё раз и взял у него фильм о его 40-летнем юбилее, участником которого я тоже был, и мы сделал на ДТВ хорошую, смотрибельную передачу, которую я тоже недавно отреставрировал и выложил в сеть Только на ю-тьюбе она после этого набрала почти 3000 просмотров – и это с качеством ниже среднего.
 А потом Аверкиев предложил мне   поработать музыкальным редактором на ДТВ, и я согласился: это была первая моя работа после двухлетнего перерыва. Чтобы понять, в каком состоянии я находился, когда мне вдруг предложили сделать обо мне же передачу, маленькая история из того лета.
Приходят ко мне на Центральную, 2, где я на первом этаже снимал однокомнатную квартиру, два моих друга (один из них недавно, к сожалению, трагически погиб). В руках у них две бутылки водки, на лицах – радость встречи и предстоящего общения. И у гостей с хозяином происходит такой диалог за столом.
- Серёга, закусь есть?
- Картошка.
- И всё?
- И всё.
- …Ну… ладно, давай картошку пожарим.
- Я могу только сварить, у меня масла нет.
- …Ну… Давай сварим.

Разливаем по стопочке, я чищу картошку, ставлю варить.

-  Дай что ли хлеба – посолим, вот и закусим.
- У меня нет хлеба. И соли нет.
- !!?
- У меня ничего, кроме картошки нет…

В итоге,  мы с этой водкой идём в кафе «Кафа», что тогда было на «Пупке», там мне заказывают салаты, мясо, селёдку, пиво, и даже пару девушек, которых я отвергаю, т.к. с голодухи крепко пьян. Последнее, что  помню, это то, как жена одного из моих друзей медленно раздирает ярко накрашенными когтями ему щёки, до крови.
Это она нас нашла и приревновала мужа к моим девицам.  И вечер сразу перестал быть томным, так как мы спьяну не могли объяснить  рассвирепевшей женщине, что пришли сюда потому, что у меня не было дома соли, масла и хлеба, а была одна картошка. 
И вот в такой ситуации мне предлагают снять фильм про меня и мою музыку.
Я был немного удивлён, но согласился.
И правильно сделал.
Смотрим первую часть, про глубокую молодость.



Постепенно буду выкладывать все части плюс интересное послесловие, сопровождая их всякими забавными историями.
Шейк

Тренд 1984

Оригинал взят у ostrov_dubna в Тренд 1984

Реставрируя сохранившиеся копии документального фильма "Три судьбы", который, собственно, снят про меня, мои группы и деяния, обнаружил на экране вот такой текст:

                                                                                     ПОСТАНОВЛЕНИЕ

Президиума Обкома профсоюзов от 19 июля 1984 года  «О серьёзных недостатках в работе ВИА «Жар-птица», ДК «Октябрь», г. Дубна, Московской области.

Руководитель ансамбля Попов С.Е. не имеет высшего специального образования, закончил двухгодичные курсы руководителей ВИА при МДСТ МОСПС.
В репертуаре ансамбля, кроме произведений советских композиторов, выявлено много песен, автором стихов и музыки которых является сам Попов С.Е.
Тексты песен не залитованы, большинство из них безыдейны, без чёткой мысли и содержания, написаны на низком художественном уровне.
Установлено, что Попов С.Е. использовал звукозаписывающую аппаратуру для записи и распространения своих песен на территории СССР в отсутствии контроля со стороны руководства ДК «Октябрь» и с помощью участников ВИА «Жар-птица».
Директору ДК «Октябрь» Чудомеевой М.Р. в установленном порядке решить вопрос о целесообразности и возможности дальнейшего использования тов. Попова С.Е. в качестве руководителя ВИА «Жар-птица» ДК «Октябрь».

Председатель Обкома профсоюзов
Кирюльников Валерий Иванович.

Расправляться  с неугодными рок-группами - это был тренд 1984 года, когда "Браво" арестовали вместе со зрителями и Ларисой Шмагиной, директором "Рапсодии". Она, кстати, писали диплом в рижской консерватории в том числе и по моим песням.

...Это не полный текст постановления, полный трудно было бы читать с экрана. Когда меня увольняли, я это постановление не видел, но потом узнал про его существование и упросил секретаршу директрисы - а в ДК мне почти все сочувствовали - сделать копию на память.
Вся история под названием "Дело "Воскресения" в 4 частях есть вот тут. Потом эти статьи вышли в альманахе "Музыкальная анатомия поколения независимых" под редакцией гуру андеграунда Сергея Жарикова.

Музыкальная анатомия поколения независимых

А в самом постановлении много вранья. Например, с "высшим специальным образованием", т.е. с консерваторией, руководителями ВИА в то время никто не работал, работали исключительно с муз. школами, училищами или такими курсами, как у меня. И это были неплохие курсы: на выпускном экзамене я, например, делал аранжировку  для малого эстрадного состава: ударные, бас, фоно, тромбон, саксофон, труба. Надо было на слух запомнить мелодию и расписать партитуру, пользуясь только стоящим в классе пианино. Я сдал на 5.
И зарплату мне платили как специалисту с высшим образованием: диплом гуманитарного ВУЗа (я закончил Полиграф) в сочетании с этими курсами давал такую возможность..
И тексты у меня были залитованы (в сноске описано, как я это сделал). Чтобы отменить эту литовку, партийные органы инициировали процесс получения рецензии на мои тексты в Союзе Писателей СССР (! во удостоился...).
А записи я распространял совершенно официально, работая на полставки в Доме быта на студии звукозаписи.
И что любопытно, уволили меня ...по собственному желанию! Без отмашки сверху Чудомеева, морфинистка и алкоголичка, этого делать бы не стала. Возможно, таким способом - позволив мне устроиться хоть куда-то - власть не хотела делать из меня диссидента. В итоге я работал в Госстрахе и дворником.
Открывайте ссылку  и читайте,  особенно те, кто верит в Совок, но сам в нём не жил.

И в заключении. Чем дальше, тем больше нынешние времена напоминают прежние, особенно в том, что касается цензуры. Формы другие, а суть та же.
Ну и не могу не спеть.
Первая песня, написанная мной после увольнения, была "Шышел-мышел" :

Если ты вдруг
Ночью дунешь в трубу -
Утром выйдет табу
На ночную трубу...

Шейк

Я в телевизоре

Если помните, месяца три назад я писал, что меня запретили транслировать в Дубне по радио и показывать по ТВ. Позвонили из Москвы, из головной, областной конторы, и запретили. Директор нашего филиала "Подмосковья"  пыталась меня отстоять - ну как же, один из самых известных дубненцев, а его под клеёнку! Но моя оппозиционная движуха в виде песен, акций и статей в "Площади мира" этот аргумент передавила. (Любопытно, что когда ВЦИОМ замерял Дубну на счёт того, кого горожане хотели бы видеть будущим мэром, то включили в список и меня (!) - рядом с действующим мэром, местными депутатами и другими известными в городе личностями).
Не сказать, что я тут не слезал с голубого экрана, но передачки со мной крутили, песни включали, особенно про наш любимый город.
Ещё не сказать, что я сильно обиделся, скорее больше возмущались рядовые сотрудники теле-радио-компании, которые знают меня много лет.
И тут вдруг неожиданно звонят с ТК "Дубна" и говорят, что хотят сделать со мной передачу. Я журналистке типа: "Я же у вас запрещён". А она не очень внятно про запрет, но настойчиво про съёмки: "Давайте попробуем".
Сначала я хотел отказаться из принципиальных соображений, но Марк Ширченко, мой френд ро борьбе за светлое будущее,  меня переубедил: "Чего ты отказываешься? Нам это пойдёт на пользу, иди". Тогда я решил, что буду говорить во время съёмки так, чтобы в каждом абзаце было что-то неугодное властям, дабы материал невозможно было смонтировать, опустив мои оппозиционные взгляды.
Уже на студии заявил: буду говорить то, что считаю нужным, моя оппозиционная деятельность - важная часть моей жизни, а вы уж как хотите. Моё заявление мило пропустили мимо ушей, а я как-то расслабился и решил обойтись без жесткача и не пинать власть в каждом предложении.
Сняли в общей сложности минут 45 разговора и вместо одной передачи сделал две.
Но самое главное, оставили всё, что говорил, не вырезав ни  слова.
Вот например.
Я сижу с браслетом "Команда Навального" на руке.
Цитирую издевательскую фразу Путина "Идите в суд".
Говорю, что если раньше рокеры ходили с Медведевым пить пиво, то теперь не пойдут.
Вставили песню "За нашу и вашу свободу" (!)
И много чего ещё.
Я пытался выяснить, откуда такая смелость у полностью подконтрольной власти структуры. Прямо мне так и не ответили, но вот что удалось понять.
В областном "Подмосковье" меняется руководство и ему сейчас на до филиалов.
Сотрудникам стыдно за запрет и этот стыд они перековали в отвагу.
Они в чём-то разделяют мои взгляды и верят, что перемены возможны...

...Выражаю искреннюю и глубокую благодарность за случившееся:
директору филиала Людмиле Ивановне Зориной,
журналисту Оксане Егоркиной
мастеру съёмок и монтажа Игорю Бельведерскому,
а так же всем сотрудникам ТК "Дубна", которые своим отношением к цензуре её отменили.
С разрешения авторов программы я добавил в неё несколько важных песен, которые не влезали во временной формат, процитировал полностью те из них, которые транслировались частично, и заменил финальную песню, т.к. она повторяла заглавную, на аналогичную по сути.
А центральным телеканалам стоит поучится у региональных смелости и честности.  

1-я часть:



2-я часть:

Шейк

Мои тихие новости

Дал большое интервью Владимиру Преображенскому - журналисту, музыканту, лидеру движения "Бархатное подполье".
Обнаружил в архиве "Студии 7" своё выступление на пятилетие популярного в Дубне пивного клуба "Лига чемпионов". Интересно, что некоторые песни, вошедшие потом в альбомы "V" и "Есть ли жизнь на Марсе?", я пою здесь с несколько другими текстами - уже время записи я многое переделывал.
Шейк

"Рождённые в СССР", прямой эфир на НТВ+

Программа эта была в 2007 году, и почему-то копию мне выдали на видео-кассете, так что отцифровать смог только сейчас. В общем, я пою там свой обычный репертуар, но общение, на мой взгляд, получилось интересным. Вообще должен отметить, что редакция передачи тщательно готовится к своим эфирам, интересно материал подбирает и вопросы не дежурные ведущий задаёт.