Tags: Дубна

Шейк

"ЖАР-ПТИЦА", НОВОЕ.

Зимой 1984 года ВЦСПС, отдел, отвечавший за культуру, направил меня в командировку в Новосибирск. Дело в том, что я числился у них одним из лучших руководителей самодеятельных ВИА в Подмосковье, а самодеятельностью в СССР рулили профсоюзы.
В это время в стране началась кампания по дискредитации и роспуску самодеятельных рок-групп, в мою задачу входило на месте узнать: что играют местные ВИА, где, на чём, социальный состав и т.д., отразив всё в подробном отчёте. Начало кампании положило выступление Черненко на июньском Пленуме ЦК КПСС 1983 года, где он критически отозвался о массовом увлечении рок-музыкой советской молодёжи – количество групп в СССР достигло тогда какой-то запредельной цифры в 150 000. И большинство из них играло отнюдь не тухлые песни «советских композиторов», а заводную западную классику, хиты «Машины времени» и «Воскресения», а также песни собственного сочинения. В прессе уже вовсю писали про «Рагу из «Синей птицы», пошлость «Зоопарка» и вирши «Жар-птицы» про «Моё сердце вовсе не котлета». Руководителем «Жар-птицы» я и был. Но в отделе ВЦСПС об этом ещё не знали, как не знали того, что я прохожу свидетелем по делу «Воскресения», с последующим выделением дела уже на меня за распространение магнитозаписей дубненской группы.
В качестве руководства к действию мне дали уже готовый отчет другого музыканта, правоверного совка, и я понял, что должен сделать грязную работу, оболгав и подставив тех, кого буду проверять. Отпросившись у следователя, вёдшего дело «Воскресения», я улетел в Сибирь, где, пообщавшись с парой десятков коллективов, написал отчёт, полный сочувствия к провинциальным адептам рок-н-ролла, чем вызвал плохо скрываемое недовольство заказчика. С такой же миссией, кстати, в Одессу ездил и Саша Смирнов из дубненской «Легенды».
В этой поездке я впервые оценил подвижничество молодых ребят, которые играли чёрти на чём, под постоянным давлением местных партийных и комсомольских хорьков, цензуры и КГБ, не имея возможности узнать, найти, выучить, достать - то, что в Центре было делать гораздо легче. Мы играли на венгерских «Бигах», немецких «Вальтмайстерах», чешских «Иоланах». Они – на убогих советских «Родинах», «Уралах», «Йониках» и самоделках из фанеры/ДСП с динамиками от «кинапа». А ещё я ощутил душевный простор, открытость и доброту, свойственную провинциалам – качеств, которых не хватало москвичам, помешанным тогда на «фирме», халтурах и отдыхе в Анапе.
Второй раз с провинциальными музыкантами я много общался во время гастролей «Алиби» по Союзу в 1987-1991 годах. Иркутск и Минск, Житомир, и Ташкент, Воркута и Комсомольск-на-Амуре – везде мы знакомились с местными коллективами, общались и выпивали с ними и с поклонниками. Порой натыкались на удивительные вещи. Например, в посёлке Половина, что на середине Байкала-Амурской магистрали, местная команда назвала себя «Лед Зеппелин». На наш недоумённый вопрос – зачем, ведь такая группа было и очень известна? – получили исчерпывающий сибирский ответ: но название-то хорошее, а той группы уже нет.
Нам везде были рады, нас угощали и возили, делились всем без жмотства и надежды на ответ.
В общем, когда «Жар-птица» вновь активно заиграла, я решил одну из песен посвятить этим ребятам. Которые лабали в школьных и клубных ансамблях, учились и влюблялись, уходили в армию и не всегда возвращались – Афганистан уже пылал от «Градов» и МиГов.
Когда песня сочинилась и записалась, я решил сделать видео на основе фотографий тех времён, намеренно ища любительские фото, а не постановочные из «Юности» или «Огонька». И тут у меня случился психологический клинч во время хождения по провинциальным ресурсам: всё, что я описал в песне – гитара «Урал», усилитель «Родина», группа «Школьные годы», девушка, ВДВ, смерть в Афгане – сошлись в одном имени: Игорь Леонов из маленького посёлка Хомутовка Орловской области. Короткая жизнь – с 1969 по 1988. Он на первом фото клипа, сидит справа и улыбается, ещё не зная, что его ждёт. Дальше есть ещё несколько фото с друзьями, с группой, с девушкой. У меня были снимки и в форме, и страшные фото похорон, которые легализовали во время перестройки – до того солдат, погибших в Афганистане, хоронили тайно.
Но я не стал их вставлять в видео, потому что песня не только об этом.
Она о молодости, любви, музыке, времени. А Игоря жаль, очень: мальчишка отдал жизнь за мифический «интернациональный долг».
Кстати, в Афгане могли оказаться и участники «Жар-птицы» Саша Никитин и Серёжа Заонегин – они как раз служили, когда началась война. Но наибольше шансы были у Саши Рябова, который тянул лямку в ВДВ в Литве (1981-83) и играл во втором составе «Жар-птицы», а потом в «Алиби». Но их готовили к оккупации Польши: там тогда рабочая «Солидарность» конкретно придавила коммунистов, и дело шло к Чехословакии-1968. Но Бог миловал Сашу и от Афгана, и от Польши.
Все трое, конечно, до армии играли в школьных ансамблях, так что песня и про них тоже.
Слушайте, смотрите.


Шейк

ЖАР-ПТИЦА на Дубненском ТВ. Полная версия.

Пришло время полной версии передачи "Живьём" с участием "Жар-птицы" на Дубненском ТВ.
Здесь и все песни, и интервью меду ними. Я полностью ремикшировал аудио-трек, оставив без изменений видео  (за исключением фото Сергея Пестова).
Спасибо Ивану Шляпину за его энтузиазм по фиксации для истории того, что есть интересного музыкального в Дубне и окресностях, отдельное спасибо за многоканальную запись.
Спасибо коллективу, снимавшему эту передачу.
Спасибо "Жар-птице", что она ещё летает.
Спасибо себе за то, что 43 года назад собрал 16-18-летних ребят, чему-то их научил и снабдил песнями, за которые не стыдно было ни в 70-е, ни сейчас.
Ура!
На фото - авторский коллектив передачи с музыкантами.



Шейк

ЖАР-ПТИЦА на Дубненском ТВ. "Доброе утро, Дубна!".

Закончили мы эфир песней про любимый город. И её когда-то на танцах играла "Жар-птица", что не удивительно так как все мы, и музыканты, и слушатели, были большими патриотами Дубны.
Вот честно, я объездил весь Советский Союз, от Молдавии до Камчатки, от Воркуты до Душанбе, и лучше города не встречал. Причин тому несколько.
Во-первых, это крупный научный центр, где IQ населения заметно выше среднего: после школы бывало в ВУЗы поступало 90% выпускников, в моём классе, например.
Во-вторых, это международный научный центр, где работали сотни иностранных специалистов, у которых с IQ тоже было всё в порядке, а ещё были их семьи, дети из которых учились в обычных школах вместе с нашими.
В-третьих, это был молодой город, ему сейчас всего 62 года, поэтому он хоть и не избежал бараков, такого жилищного убожества с окнами, врастающими в землю, как во всех малых городах СССР, здесь не было. А я жил в подвале до 12 лет, знаю, что это такое: сырость, крысы, гнилые полы и чадящий керогаз на кухне.
В-четвёртых, город стоит одним берегом на великой русской реке Волге, а другим - на Московском море. Из подъездов некоторых домов можно выйти прямо в лес и собирать грибы и ягоды.
В-пятых... Можно долго перечислять.



Правда, в советские времена расслоение горожан на касты было заметным: например, существовали "столы заказов" с талонами отдельно для учёных, отдельно для иностранцев, свои у партейцев и самые скромные у простолюдинов . Это было, конечно, подлым, как многое при Советах, но не отменяло радостей жизни: мы выпивали, слушали классную музыку, занимались сексом и до свадьбы, общались с иностранцами, слушали Севу Новгородцева и как-то ухитрялись покупать джинсы по цене зарплаты. 
Возвращаясь к песне. В 2006 году было 50-летие города. К нему я с помощью мэрии выпустил CD-диск "Наши песни о нашем городе", где собрал композиции самых разных местных исполнителей, от детей до металл-групп. Для него я переработал и эту песню, сочинив новый припев. В записи участвовало всего два участника тогдашнего "Алиби",  Игнат Ленский на клавишных и я на всём остальном. Именно его мы и играем.

Шейк

ЖАР-ПТИЦА на Дубненском ТВ. "Играй, мой бубен".

Даже не помню, когда написана эта песня, которая несколько раз переделывалась, но точно до 1976 года. Те, кто ходил на рок-концерты в 70-е, должны помнить, что обязательным номером программы было соло барабанов. Вот именно для этого я и накропал этот рокешник для "Жар-птицы", где всегда были очень хорошие барабанщики - Сергей Пестов (1975-79), Сергей Заонегин (1980-83) и Владимир Дягель (1983-84). 
Сейчас Жар-птица" играет эту песню в память о погибшем в полиции Сергее Пестове. Это случилось 5 сентября 2015 года.



Как отдельный номер, песня есть на альбоме "Ангар 4", оттуда и взяты основные аранжировочные идеи.



А вот как играл своё соло Серёга Пестов 40 лет назад:



Ему было тогда всего 20 лет.
Шейк

ЖАР-ПТИЦА на Дубненском ТВ. "Отпусти меня".

Песня с длинными корнями, которые начинается где-то в конце 1968, когда я услышал "Белый" альбом битлов, был несколько разочарован после "Сержанта", но приятно удивлён отдельными великолепными песнями, одной из которых была Rocky Raccoon. Я, конечно, не заимствовал даже части мелодии, только настроение, темп и два первых аккорда. Но расти песня начала тогда. Первый вариант текста был довольно слащавым, но к моменту записи магнитоальбома "Зной" в 1981 году, я его уже радикально переделал, оставив идею, но переиначив смысл.
Она записывалась несколько раз. Первый - для "Зноя", потом для CD-сборника, вышедшего в 1997 году, третий раз для моего личного альбома Биг-бит", и последний - для сборника "Концерт" в 2010.  Лучший вариант, на мой взгляд, - первый. Он наиболее искренний, лёгкий, изобретательный, "Жар-птица" тогда была на подъёме после успеха "В Городе Желаний".


Шейк

ЖАР-ПТИЦА на Дубненском ТВ. "На Юге".

Стараюсь выдерживать темп "Каждый день по песне из программы". Сегодня очередь рок-н-ролла, который я тоже достал для "Жар-птицы" из мешка армейских сочинений. Если мне не изменяет память, это была первая моя песня, сделанная для группы, когда весной 1975 руководство ДК "Октябрь", куда меня только что приняли на должность руководителя ВИА, поставило задачу в кратчайший срок сделать танцевальную программу. К тому времени эстрадный оркестр, игравший на танцевальных вечерах, потерял популярность и почти не собирал публику: в моде уже была рок-музыка, западная попса и начиналось диско. Справились мы с задачей за месяц: судя по трудовой, приняли меня 9 апреля 1975, и я точно помню, что первое выступление было уже в мае, а в репертуаре "На Юге" уже присутствовала. У меня даже сохранились 3 разных записи этой песни с танцевальных вечеров, до сих пор её играют и "Жар-птица", а "Алиби". Из любопытного про песню.
Во-первых, она оригинально построена композиционно: сначала 2 куплета и соло, и только потом припев.
Во-вторых, на "Зное" соло в конце я сыграл на раз, без всякой подготовки. И у этой лёгкости была причина: меня до сих пор удивляет наша работоспособность тогда: 3 репетиции в неделю по 4 часа, 2 танцевальных вечера, в субботу и воскресенье. И каждая репетиция начиналась со спонтанных импровизаций, не говоря уже о том, что я много занимался самостоятельно.
На фото - репетиция с первым составом, 1976 год.



В отношении исполнительства в конце 70-х мы уступали очень немногим в Москве и Питере, хотя где-то уступали в качестве материала. Но "Алиби", на мой взгляд, уровняло эти два параметра в 1986 году.   

Шейк

ЖАР-ПТИЦА на Дубненском ТВ. "Ты гворишь".

Это был хит "Жар-птицы" на танцах всю вторую половину 70-х. Мы в обязательном порядке играли так называемый "белый танец", когда девушка приглашает юношу. Могу вас заверить, что это был волнительный момент для многих ребят: сначала ты приглашаешь незнакомую девушку несколько раз, болтаешь, флиртуешь, пытаешься узнать телефон, если он есть, а потом ждёшь, когда со сцены скажут "Дамы приглашают кавалеров" и смотришь с надеждой в её сторону... Уверен, что для изрядного количества пар наша песня была решающим моментом начала более близких отношений.
На фото: "Жар-птица" играет танцы, 1980 год.



Конечно, я вставил "Ты говоришь" в репертуар намеренно, чтобы "медляк" был длинным, душещипательным и на 3/4. Песню я сочинил в армии - я вообще, много там чего насочинял, что потом сильно пригодилось. Была зима, ночь, я - начальник караула в лесу на "точке", офицеры никогда в караул не заходят, дежурят у мониторов. Беру гитару и начинаю что-то наигрывать. Чтобы звук был громче и похож на электрический, прижимаю одной стороной деку к уху, а другой - к побелённой стенке горящей печки. Минут 10-15, и из пальцев выплывает арпеджио на Dmin 7 - Dmin 6 - Gmin. А потом из этой комбинации выплывает мелодия, а позже припев и текст. В оригинале было 4 куплета, но мы почему-то на записи для "Зноя" сократили песню до 3.
Именно потому, что я прижимал гитару к уху и печке, мне и запомнилось, как всё было.
Считаю эту мелодию одной из лучших среди того, что сочинил.

Шейк

ЖАР-ПТИЦА на Дубненском ТВ. "Горевать не буду я".

Несмотря на простоту и некую дворовость текста, это одна из самых любимых моих песен "Жар-птицы".
Написал я её ещё в армии, где-то в 1971 году, сохранилась даже запись февраля 1972 года, которую я сделал , будучи в 10-дневном отпуске (на фото) за "успехи в боевой и политической подготовке".



Я ценю её за явную схожесть с битлами времён их первых двух альбомов, удачную аранжировку с обыгрыванием параллельных аккордов, за и симпатичный и оригинальный припев с трёхголосием в конце, за коду и общее позитивное настроение. Как и на альбоме "Зной", мы поём её вдвоём с Сашей Никитиным при поддержке Жени Хорошевского в трёхголосье - в оригинале был, конечно, голос Лёши Суркова.  Вообще удивительно, как удачно у нас с Сашей сочетаются голоса, и в унисон, и в интервал, хотя они совсем не похожи тембрально.

Шейк

ЖАР-ПТИЦА на Дубненском ТВ. "Зной".

Мелодию куплета я придумал ещё в армии, и даже пару каких-то любовных строчек на неё. Потом, в конце 70-х, дострогал заготовку для "Жар-птицы", песня называлась "Лето, подожди", но там была другая средняя часть и кода. В 1981, когда мы начали записывать следующий после  "В Городе Желаний..." магнитоальбом, было, действительно, очень жаркое лето, уже в апреле мы ходили в футболках. Может быть, именно поэтому, детали сейчас не вспомню, я доработал песню до её нынешнего состоянии и написал абсолютно новый текст. Это тот случай, когда песня нравится всем, кто когда-нибудь её играл в "Жар-птице" или "Алиби".
Мне в том числе.

c