50 лет бит-группе "Фобос"
Шейк
bigbeet67
Наконец-то я закончил титанический труд: сделал звук и видео юбилейного концерта "Золотой полтинник. 50 лет бит-группе "Фобос".
Серёжа Заонегин записал его на 18 каналов, а Женя поставил камеру, которая всё засняла. А потом я во всём этом разбирался 2,5 месяца - резал, обрабатывал, смешивал, плакал.
Наконец вчера отцифровал эти 64 гига звуков и картинок и посмотрел от начала и до конца с чашкой кофе в руках. Несмотря на то, что делал всё в старых, изученных программах (в новых это растянулось бы надолго), результат меня удовлетворил.
И, конечно, мне очень хотелось закончить всё до Нового года, чтобы это был подарок и музыкантам, и поклонникам на самый лучший праздник в России.
С Новым Годом, друзья!

"Не имей..."
Шейк
bigbeet67
Нет, лучше так: "Если есть 100 друзей, они найдут 100 рублей".
Оказывается, популярное в мире музыки и искусства слово "краудфандинг" переводится как "народное финансирование". Вот мы - группа "Алиби" и я - приступаем к нему, к "народному".
А нужно оно для того, чтобы осуществить два проекта: выпуск последнего альбома группы "Жизнь как подарок" и моей книги "Бит".
Неделю назад мы - я, Женя и Саша - собрались на базе, чтобы послушать то, что получилось. Я-то слушал это сотни раз, а ребята урывками, с большими перерывами во все эти 5 лет. Резюме было таким: одну песню убрать как неудачную, для другой написать новый текст, некоторые слегка скорректировать. И вывод, который принёс мне глубокое удовлетворение как автору и тому, кто всё это записывал и сводил сотни часов: "Здесь есть, что слушать".
Я должен кое-что уточнить.
Во-первых, это наш ПОСЛЕДНИЙ альбом. Не "крайний", а именно так: последний. Я не думаю, что ещё через пять лет у меня накопится материалов для нового релиза, что на это у меня будут силы, голос и здоровье - мне и так уже 67.
Во-вторых - то, что несколько опровергает "во-первых".
Наш план таков: выпустить альбом на традиционном физическом носителе, то есть CD, в красивой упаковке, чтобы было что послушать и посмотреть. Помимо этого сделать персональную страничку альбома в Интернете, где мы будем не только обсуждать его со слушателями и публиковать рецензии, но и выкладывать - внимание! - новые песни. А они в зачаточном состоянии в виде мелодий, идей и проработок аранжировок есть, минимум штуки 3-4. Помимо этого есть разные интересные варианты готовых песен и те, что мы готовили, но не включили в трек-лист CD
То есть, альбом "Жизнь как подарок" будет постоянно пополняться, в этом его оригинальность.
Но чтобы всё это осуществить, нужны деньги: оплатить аренду студии, мастеринг готовых миксов, работу дизайнера, выпуск CD и что-то ещё, что выскакивает неожиданно.

Теперь про книгу "Бит", которую давно и настоятельно уговаривают меня знающие и понимающие люди написать. Фактически где-то 3/5 её написано и опубликовано как в СМИ и книге "Музыкальная анатомия поколения независимых", так и в Интернете. Надо собрать отдельные фрагменты в стройное целое и заполнить пробелы. Этим я займусь сразу после Нового года, когда в альбом будут внесены последние уточнения.
Мне кажется, что книжка будет интересной, поэтому хочется, чтобы она и выглядела достойно. 
По мере написания буду публиковать эти отрывки, чтобы вы знали, на что жертвуете свои кровные.
Естественно, все, кто поможет, особенно значительно, будут отмечены на альбоме и в книге, и, конечно, получат от нас экземпляры с автографами.
В качестве вишенки на торте публикую заглавную песню альбома, стилистика которой отправляет меня и вас в ностальгическое путешествие в начало 70-х, на скамейку за ДК, где сижу я в клешах, с переделанной семистрункой, портвейном "777" и блондинкой в юбке "банан".
Мои реквизиты:
1.Счёт в Сбербанке, карта Maestro, н/с 63900240 9020230492, Попов Сергей Евгеньевич
2.Яндекс. Деньги: н/с 410011030529134

Буду благодарен за репост.


ЖИЗНЬ КАК ПОДАРОК
Шейк
bigbeet67
Давно об этом хотел написать, а тут и повод есть.
...Когда ты молод, знаешь про смерть, но она кажется тебе такой далёкой, что о ней смешно думать, то торопишь время. Причём, советские и нынешние времена, по моим наблюдениям, почти не отличаются.
Сначала хочешь побыстрее закончить школу, чтобы учителя и родители отстали, наконец.
Хочешь поскорее овладеть подругой, чтобы не мёрзнуть, провожая каждый вечер за поцелуй в щёчку на прощанье.
Торопишь дембель, если попал в армию, волнительно отрезая по сантиметру от рулетки каждый вечер, когда осталось 150 дней до приказа.
Или мечтаешь побыстрее закончить институт, чтобы жить на свои, а не мизерную стипендию, случайные заработки и помощь родителей.
Найдя работу, торопишь карьеру, чтобы получать больше и содержать семью с вечно недовольной женой и капризными детьми.
Торопишь очередь на жильё при Советах, или срок выплаты ипотеки сейчас, чтобы, наконец, съехать от родителей или накопить на ремонт.
И вот в 40-45 начинаешь понимать, что 2/3 жизни позади и ты пробежал её со спринтерской скоростью, почти не замечая, что было по краям дистанции.
Потом понимаешь, особенно если здоровье начало давать сбой или уже был первый микро-инфаркт, что дата "Ч" уже назначено, и каждый ежедневный сантиметр от неё уже отрезаешь не ты, а беспощадное время. И остаётся тебе всё меньше и меньше...
Я даже не помню, где первый раз услышал или прочитал эту фразу. Забыл о ней. А потом мне её вернули со словами: "Может быть, так назвать новый альбом "АЛИБИ"?
Да! Так и назвать! И написать песню, поставить точку в этом пятилетнем процессе сочинения, репетиций, сомнений, записи, переделок, пересведений и т.д.
И знаете что? Всё, что я написал выше, не очень про меня. Я всегда жил, как хотел. Делал, что хотел. Хотел и имел. Не имел тоже. И воспринимал жизнь как подарок. Яркий, добрый, долгий.
И когда я умру, я же не узнаю, что всё уже закончилось.
Видимо, в этом и есть смысл вечности.
Воспринимайте жизнь, как подарок, самый главный во вселенной.

Про Вову.
Шейк
bigbeet67
Люблю такое. Наконец-то Навальный взялся за Геббельс-ТВ и его Штрайхеров.

Болотная. 12.06.2012. часть 2
Шейк
bigbeet67

Это окончание только данного диалога, а не событий, которые нанизываются сейчас на время так же плотно, как косточки на счётах. И когда-нибудь окончательный счёт будет предъявлен.

Ю.К. …Обращались с нами в автозаке довольно жёстко…

С.П. Но то, что было после того, как тебя увезли, ты не видел. Давай я расскажу.

Эти две цепи полицейских стали оттеснять толпу, причём там была в основном никакая не молодёжь, а  интеллигенция, и я в том числе. Мы отошли к скверу и просто наблюдали за тем, что творится. В течение двух часов народ бился с полицией.

Ю.К. Скорее, полиция с народом.

С.П. Нет, полиция пыталась схватить таких, как ты, она отнюдь не задерживала людей в масках, тех, кто кидался. Я видел, как цепь ОМОНа набегает на людей, кого-то выхватывает. Если удачно – оттащили, неудачно – его отбили. Женщин однозначно отбивали, и это были не радикалы, не националисты, это были мужики типа тебя. Возраст 30 - 40, обычно одетые, совсем не гламурные, никакой не "креативный класс". Вот они и бились с полицией.

Ю.К. Защищались от полиции.

С.П. Ну да. Народу на Болотной было не так много, основная масса - на мосту и дальше, на Якиманке, так вот, задача полиции была, спровоцировав драку, не пустить людей, основную массу, на Болотную. И до 7 вечера длилась – не побоюсь этого слова – битва народа с ОМОНом. Задачу они свою выполнили, не пустили. Навального, Удальцова обвиняют в том, что они призывали людей куда-то там идти, но никуда они не призывали, если только власть не любить. Но те десятки  тысяч, которые пришли, и так власть не любили. Они в надежде, что всё это какое-то недоразумение, пошли к сцене, их там и задержали.

Ю.К. Я видел этот момент, когда им говорили: "Уходите, а то вас повяжут!", а они пошли к сцене в надежде, что пропустят, и митинг всё-таки состоится.

(Илью Яшина задерживали трижды, и трижды его отбивали у полицейских.  – Прим. С.П.)

С.П. Но людей не пропустили, а начали рассекать. Конечно, эта огромная толпа поддерживала тех, кто дрался с полицией: кто-то бил в барабаны, кто-то кричал "Позор! Фашисты!" Потом, где-то в семь пятнадцать, народ начали   удалять со всего этого пространства. Сначала тех, кто стоял на пешеходном мосту, потом тех, кто стоял на Малом каменном, и люди, стоявшие на Якиманке, развернулись и пошли в обратную сторону. Потом локализовали место, где шла основная битва, и начали вытеснять оттуда. Тех, кто стоял, как и мы, на Болотной перед сценой,  где-то полвосьмого начали рассекать ОМОНом.  То есть выбегала цепь здоровых мужиков в шлемах, пробивала толпу и начинала гнать свой сектор в сторону метро "Третьяковская". Мы попали в первый сектор, и когда шли мимо сцены, увидели телевизионщиков из "России-1" и "Раша тудэй".  Видимо, эмоции нас переполняли, и наша маленькая дубнинская делегация стала кричать им: "Не стыдно работать на этом ТВ? Что завтра будете врать народу?". Те, что стояли за камерами, отвернулись, один побежал и спрятался, а двое заперлись в машине.

Мы дошли до следующего моста, его тоже перегораживала цепь ОМОНа, а напротив была толпа с флагами (тысячи полторы), они задирали ОМОН и пытались его распропагандировать, а те, кто шёл в метро, фотографировались на память на фоне этой ирреальной картины: кремлёвские звёзды вдали, и грузовики, и цепь "космонавтов". Когда  мы оглянулись назад, увидели, что на Болотной всё ещё продолжалась схватка: кто-то опрокинул биотуалеты и сделал из них баррикады.   

Несколько тысяч человек всю ночь бродили по Москве, за ними бегала полиция, задерживала, в их число попал и Сергей Мохнаткин – тот самый, которого только что выпустили из тюрьмы, его Медведев помиловал.  Я его видел на площади. (Сергей Мохнаткин 31 декабря  2009 года возвращался вечером с работы в районе Триумфальной площади, где проходила акция в защиту 31 статьи Конституции. Увидев, как омоновец избивает женщину, вступился за неё, за что получил 2,5 года тюрьмы, где проявил себя как человек с характером.   Был включён в список политзаключённых, переданный Президенту России. За 4 месяца до окончания срока тот его помиловал, и Мохнаткин, до того совершенно аполитичный, тут же примкнул  к оппозиции. Ему 56 лет, имеет 2 высших образования. – Прим. С.П.)

С.П. В общем, мы поехали в Дубну. А теперь давай твою историю.

Ю.К. Ну, запихнули меня в автозак, потом затолкали ещё  троих, причём один парень был аутист – аутист! – это было видно невооружённым глазом, и не надо быть специалистом, чтобы это понять. Задержали его за то, что он помог подняться человеку, которого сбил полицейский. И он просидел с нами до суда, его судили вместе с нами!

С.П. Офигеть.. А ты расскажи, какая публика была в автозаке.

Ю.К. Из Астрахани был товарищ, из Тулы, из Ростова. Очень колоритной личностью у нас был родной брат Чубайса, Игорь Борисович Чубайс. Причём я смотрел  видео, как его задерживали, – довольно жёстко, заломив руки, тащат, а ему лет 60. Полицейские, когда его оформляли, поверить не могли, переспрашивали  - правда, Чубайс? А он профессор, преподаёт историю, является главным редактором журнала "Посев" и буквально вчера презентовал свою книгу в Центре Сахарова. Наша камера (а нас как привезли, распределили по камерам) не давала спать остальным: мы много спорили о том, что делать дальше. Но пока не забылось, расскажу, как мы ехали. Сержант, молодой, из 2-го оперативного полка, вёл себя довольно агрессивно, даже матерился, когда мы какие-то законные требования предъявляли. Было 6 часов, постояли минут 15 – жарко, душно, пот с нас льёт. Загрузились ещё полицейские в тамбур, и мы поехали – с крякалками, как положено. Я пытался звонить, но только начинал говорить – связь прекращалась, видимо, глушилка работала. Наконец приехали, одному нашему товарищу стало плохо, мы начали  требовать врача, стучать в стенку, к нам присоединились и те, кто в другой половине сидел. Открывают: "Тебе что ль плохо?" - грубо так. Вывели подышать. Просимся в туалет – не выпускают. Ходит сержант в перчатках,  таких, чтобы себе пальцы не повредить и следов не оставить. Среди нас  женщина лет 35 и молодая пара, которая снимала митинг для журнала "Большой город" - какая от них опасность? Я пообещал, что помочусь прямо в машине. "Сам убирать будешь", - говорит сержант. "Не буду, не обязан, выпускай". Выпустил. Часов в семь повели на второй этаж, где у них  "обезьянники", и потом всё время считали: один придёт посчитает, потом другой, и так раз десять. Мы уже смеяться стали – ну приведите хотя бы одного, кто считать умеет! А я им всё время напоминал, что у них всего три часа по закону, чтобы оформить задержание. Спрашивают:  "У кого есть документы?", потом: "Давайте паспорта!". Я говорю: "Представьтесь сначала, а паспорт свой я имею право вам не отдавать". Майор какой-то развернул удостоверение, показал 5 секунд, смотрю -  а у него руки дрожат. Он ушёл, дама, которая  с нами ехала, тоже удостоверение показала – и у неё руки дрожат. У них у всех дрожали руки.

С.П. Возможно, они боялись, что придут те, кого они не смогли задержать, и разгромят участок: люди были просто в ярости.

Ю.К. Может быть. Когда я вам звонил, вы мне говорили, что в ход уже асфальт пошёл…

В общем, целое отделение вместо того, чтобы преступников ловить, занималось нами – пересчитывало, оформляло документы, писало рапорты, и  в камерах мы оказались после полуночи. Когда меня оформляли, я попросил у майора бумагу, чтобы заявление написать, что меня незаконно задержали во время согласованного митинга, хотя я не совершал никаких противоправных действий. Он, согласившись, что полицейские нарушили при этом закон – не представились, не предъявили документы, не объяснили, за что задерживают, – тем не менее отказал мне в законном  праве написать заявление, сославшись на то, что у него есть рапорт.

(Кстати, нагрудные знаки с идентификационными номерами, которые должны быть у каждого полицейского, были буквально у единиц. Не сомневаюсь, что это делалось преднамеренно, чтобы потом невозможно было найти тех, кто зверствовал на площади. А били всех - и женщин, и пожилых, и совсем молодых. Одна журналистка из пула, "приближённого к телу" и бывшая накануне на высокопоставленной даче, проговорилась, что сверху была отдана однозначная команда: дубинок не жалеть, крови не бояться. Это буквальная фраза. – Прим. С.П.)

Ю.К. Потом у нас отобрали личные вещи и шнурки от ботинок, но телефон мне почему-то оставили. Зато пытались вытащить поясной шнурок из моих спортивных штанов, но он был вшит, и полицейский сказал, что надеется, что я не повешусь. Ну, я ему сказал, что не дождётесь. Нас в камере было 5 человек, мы просили пить и есть, нам предложили "Ролтон", но мы отказались, и вместо  этого нам принесли нарезку. Какая-то девушка, кажется, проститутка, свободно ходившая по отделению, жалела нас и давала через окошко воду, сигареты и прикурить. Всю ночь мы болтали и спорили: кто-то был за СССР, кто-то за монархию. Мужик из Ростова, лет 60, тренер по боевым искусствам, рассказывал, как он участвовал в шахтёрских митингах в 90-е.

Утром нас целый час не выпускали в туалет, люди во всех пяти  камерах стали стучать по стенам и кричать.  А туалет там был каменный, как  у нас за кортами, и заполненный по края. Потом принесли пакет с едой: "Поройтесь, может, что-нибудь найдете". Вот такое отношение. В суд мы поехали только часа в два, причём на обычном автобусе, стареньком "мерседесе" с азербайджанскими номерами(!). Видимо, так челноки какую-то повинность отрабатывали у полицейских. Приехали в участок №100, а там куча автобусов и масса людей – тех, кто уже освободился, и тех, кто пришёл встречать или посочувствовать. Как раз в это время рассматривались дела Удальцова и Навального, на это ушло часа три. Когда их выпустили  - поодиночке – оба пообщались с народом и журналистами. Мы прождали своей очереди до 12 ночи, и всё это время в суде штамповали решения по таким, как мы. Люди выходили, им аплодировали, а местные нас подкармливали – бутерброды приносили, мороженое, домашнюю еду, даже пиво пытались в автобус передать. Едут мимо машины и сигналят нам. Это было потрясающе…

…Наши сопровождающие советовали признать вину и получить таким образом сутки, а не трое или пять. Кто-то так и поступал, кто-то упирался. Был у нас молодой парень, лет 25, служащий банка, он недавно начал интересоваться политикой и в суде попытался "качать права". Там были юристы, которые ходили и предлагали свои услуги в качестве адвокатов от фонда Каца. (Михаил Кац, молодой депутат местного совета одной из префектур Москвы. Тоже был на Болотной, но, увидев, как полицейские избивают и задерживают людей, в тот же вечер создал фонд помощи. Первый взнос в 30 тысяч вложил сам, на следующий день добровольные пожертвования достигли 900 тыс. рублей. – Прим. С.П.)

Ю.К. Парень взял адвоката, и тот потребовал привести в суд полицейских, которые его задерживали. Но мы-то знали, что задерживали одни, а рапорт писали другие, что всё это липа от начала до конца. Судья легко отклонил требование, и он за  "строптивость" получил трое суток ареста - за то же, за что я получил  одни. Я ему звонил на днях, он на таком эмоциональном подъёме сейчас – ходит на АккупайАбай. Вот так власть из офисного планктона делает убеждённых борцов с режимом. На ровном месте.

С.П. Так власть взращивает себе оппозицию – далеко не глупую и уже не совсем мирную.

Ю.К. Да. Тут судья – а уже ночь – объявляет, что рассмотрение он заканчивает и переносит на завтра. Нас опять сажают в автобус и говорят, что мы возвращаемся обратно, и в суд нас повезут завтра. Начинается буча, особенно со стороны женщин: "Вы обещали, что наши дела рассмотрят сегодня, что же вы нас обманули?!" В итоге после перезвона с начальством, прямо на ходу, в автобусе, мы все написали расписки, что обязуемся завтра в 11.00 явиться в суд. Дома, в Долгопрудном, я был в полвторого ночи.

Спал плохо, на следующий день явился в суд, где  получил свои сутки ареста, так и не признав вины. В решении было написано, что смягчающих обстоятельств нет, так как "неоднократно нарушал Кодекс об административных правонарушениях", что меня очень удивило.

С.П. Скажи, вот ты получил свою долю наказания, какое у тебя сейчас настроение?

Ю.К. Боевое. И не только у меня: мы долго обсуждали, что делать дальше, и одно из предложений  было, что пора создавать боевые дружины, которые станут охранять   такие митинги. Что, например, женщин надо ставить в середину колонны, а по краям  - крепких мужчин, чтобы они не позволяли ОМОНу безнаказанно бить дубинками женщин, как это было на Болотной, – сцепиться руками и не давать им пробиться к центру колонны.

С.П. Пойдешь на следующий митинг?

Ю.К. Пойду.

…По таким делам судья принимает решение на основании рапортов двух полицейских, которые они пишут под присягой. Причем это совсем не те полицейские, которые реально осуществляли задержание, а какие придётся. Видео, свидетелей отвергают с ходу – под присягой же, говорит судья. Но цену полицейской присяге мы знаем по Кущёвской, по Казани, по маркам машин, на которых они ездят, и по размерам вилл их начальников. Лгут и многократно нарушают закон все, и полицейские, и судьи.  И делают это открыто, ничего и никого не стесняясь. Но руки почему-то дрожат. Принимают драконовский закон, ужесточающий наказания для организаторов и участников митингов. А руки проголосовавших за него депутатов дрожат. И все знают, почему.

Законодательная власть, Дума, выбрана с такими фальсификациями, что Чурова за это наградили орденом.

Исполнительная власть в лице президента страны выбрана с такими фальсификациями, что пришлось десятками тысяч сгонять людей на митинги на Поклонной и в Лужники, чтобы придать ей хотя  бы видимость легитимности для "телекартинки". На инаугурацию сил уже не хватило, т.к. по расчётам, чтобы заполнить улицы от Белого дома до Кремля, надо было собрать 300 000 человек, что в протестной Москве нереально. Но главное - не было никаких гарантий, что к этой "бюджетной"  толпе не прибьётся другая, добровольная,  с плакатами  "Россия без Путина!". Поэтому улицы просто вычистили от людей. Поэтому и сорвали митинг на Болотной.

Судебная власть… Но вы о ней только что читали.

12 июня я побываю на следующем "Марше миллионов". Как показал опрос в сети "ВКонтакте", более 80%  готовы выйти на улицы независимо от того, разрешат этот марш власти или нет.

Сергей Попов


Болотная. 12.06.2012. часть 1.
Шейк
bigbeet67
Этот материал, написанный мной по горячим следам, был опубликован в городской дубненской газете "Площадь мира" в июне 2012 года. После того, как главред заикнулся про "Крымнаш". я в редакции больше не появлялся.

Сегодня мы познакомим вас со свидетельствами непосредственных участников событий 6 мая на Болотной площади в Москве. Делятся фактами и впечатлениями Сергей ПОПОВ и Юрий КУЗНЕЦОВ, которые в составе небольшой дубнинской делегации из десяти человек ездили на эту акцию. Беседу от имени ПМ ведёт Сергей Попов.

С.П. Юра, давай начнём с того, кто ты по профессии.

Ю.К. Я занимаюсь ремонтом квартир, но не привязан к какому-то месту или времени, работа позволяет.

С.П. То есть, ты не имеешь отношения к так называемому креативному классу, который, как считают некоторые, и ходит на митинги, ты зарабатываешь своими руками, ногами и головой?

Ю.К. Да, конечно.

С.П. Давай начнём с того, как ты узнал об акции и почему пошёл на неё.

Ю.К. Мы с тобой вместе были на митинге на Арбате 10 марта, и там Сергей Удальцов сказал, что надо в начале мая устроить большой митинг, тогда же я впервые услышал его название – "Марш миллионов". Потом на его сайте увидел призыв собраться 6 мая, так как власти опять нас обманули, обещали перемены, но обещаний не сдержали. (Видимо, имелись в виду обещания прямых выборов губернаторов и упрощение регистрации партий. И то и другое было исполнено Думой и Кремлём в извращённой форме: фактически непроходные фильтры для всех, кто не с "Единой Россией", и запрет на создание политических блоков на выборах. – Прим. С.П.)

С.П. А какие побудительные мотивы были у тебя, чтобы идти на этот митинг?

Ю.К. Да всё те же самые: власть находится не в тех руках, думские и президентские выборы были сфальсифицированы. Ты читал статью Сергея Пархоменко на "Эхе"? Называется, кажется, "Волшебная химия президентства". Он там, не раскрывая имени своего информатора, говорит, что по Москве приписки составили 17%. И это при том, что Путин в столице не набрал 50%.

С.П. Ну, Москва Путина явно не любит, особенно это было заметно на инаугурации. Тут я забегаю вперед, но ведь на улицах – что до, что во время, что после - не было ни одного человека, который выражал бы радость по поводу вступления Путина в должность, – ни одного! Не было плакатов типа "Путин – наш президент!", вообще выражения хоть какой-то радости по этому поводу. Зато тех, кто против, было очень много, десятки тысяч накануне вышли "против" и ни одного – "за".

Ю.К. Да, так и было. А ты смотрел инаугурацию Олланда? Там совсем другое дело.

С.П. Смотрел. Но нас лучше с Америкой, как с вечным соперником, сравнивать: там на инаугурацию Обамы сотни тысяч пришли, и он давал клятву перед всем народом, а не перед телекамерами и кучкой избранных.

Ю.К. Ну, да, Путин много бы мог узнать о себе нового и интересного из того, чего ещё не знает…

С.П. Давай вернёмся к главной теме: 6 мая, Болотная.

Ю.К. Ну, я понял, что дома уже не отсидеться, надо ехать. Причём подвёл жену и друзей - мы на шашлыки собирались. Жена спросила, когда я вернусь, и предложила купить билет "туда-обратно" (я в Долгопрудном сейчас живу). Я пообещал, что вернусь после митинга, но внутренне был, видимо, готов к чему-то другому и обратный билет не стал покупать. И оказался прав.

С.П. В общем, деньги не пропали (Юрий Кузнецов был задержан ОМОНом, но об этом позже. – Прим. С.П.).

Ю.К. Деньги не пропали.

С.П. Помнится, на митинг было заявлено 5 тысяч человек.

Ю.К. А ты верил, что будет 5 тысяч?

С.П. Я думал, что будет тысяч 10, не меньше, а окончательное решение, что поеду, принял тогда, когда узнал, что в регионах задерживают людей, которые собирались на марш. Что за ними следят, что их перехватывают по дороге, что кажется в Уфе…

Ю.К. Да, в Уфе под предлогом угрозы теракта всех эвакуировали с железнодорожного вокзала, чтобы задержать 10 человек, собиравшихся на марш: якобы они кого-то избили…

С.П.Из Тулы, из Твери отменили дневные электрички, чтобы никто не приехал.

Ю.К. Я, когда стоял перед рамками, разговорился с женщиной, которая сказала, что конечные станции метро, такие, как "Медведково", например, были некоторое время закрыты. Наверняка это было сделано для того, чтобы люди с окраин не смогли попасть в центр.

С.П. В Питере из 7 заказанных автобусов смогли уехать только 2: у двух водителей ГИБДД отобрала документы, остальные завернули бизнесмены-владельцы, на них просто надавили: "хотите здесь работать – забирайте автобусы", и они решили не рисковать. Были случаи, когда с машин ночью снимали номера, прокалывали шины, а активистам били стёкла в домах.

Ю.К. А всё равно люди приехали, несмотря ни на что, хотя их могло быть и больше…

(Сейчас становится ясно, что масштабная операция по срыву митинга была спланирована властями заранее: никогда ранее тех, кто собирался на митинг в Москву, не преследовали так настойчиво. К тому же, без указаний сверху нельзя отменить электрички или закрыть метро. Но это была только часть плана, вторая разворачивалась на наших глазах. – Прим. С.П.)

С.П. Когда мы своей небольшой группой из 6 человек, тех, кто ехал из города электричкой, вышли из метро, к нам присоединились ещё трое дубнинцев. (Возглавлял нас Марк Ширченко. – Прим. С.П.)

Ю.К. …Я уже, видимо, прошёл.

С.П. Поначалу казалось, что народу немного, но чем ближе мы приближались к рамкам, тем плотнее становилась толпа, а у самих рамок движение застопорилось, и люди кричали полиции: "Пропускай! Пропускай!". Полиция явно тянула время, и тут случился занимательный эпизод с "нашистами".

Ю.К. Да, видел на видео…

С.П.Четыре молодых человека – надеюсь, им хорошо заплатили – набрались смелости и в этой толпе подняли две человеческие фигуры из фанеры, на которых было написано "Фанерная оппозиция"…

Ю.К. Кажется, там было написано "Фанерный оппозиционер №1 000 000".

С.П. Может быть, мне сбоку не очень видно было. Сначала с ними в довольно нелицеприятной форме пытались говорить, потом начали кидать керамзитовые камешки с окрестных клумб, потом поливать водой из бутылок. Когда напряжение достигло предела и казалось, что их сейчас просто начнут лупить, "нашистов" спас наш товарищ, наш "кормилец", который всегда с собой возит печенье и термосы с кофе и чаем, Серёжа Сеннер: он пробил в толпе коридор, убеждая людей, что "нашистов" надо выпустить, а бить их не надо. И они, мокрые и злые, выскользнули, а толпа тут же фигуры разломала.

Ю.К. Я, когда прошёл рамки, оказался в колонне, которую постоянно тормозили, стоять приходилось по полчаса. Поднимался на цыпочки, смотрел – народ ещё до Малого каменного моста, на Якиманке, тормозили полицейские "пазики". И так было постоянно: пройдешь несколько метров - стоишь, потом ещё – и опять стоишь. Там же я увидел и тех, кто, скорее всего, и был провокатором, – молодые ребята, в капюшонах, накаченные. Они держались особняком, и когда вся толпа кричала "Россия без Путина!" и другие речёвки, они молчали.

С.П.А как тебе люди, которые пришли на митинг?

Ю.К. Очень разные были. Националисты из Воронежа, целая колонна студентов МГУ, "Солидарность", "Левый фронт", "Справедливая Россия", КПРФ – все с флагами.

С.П. А меня поразило большое количество интеллигенции. Те, кто шёл в составе колонн разных партий и движений, практически растворялись в этой среде, ведь многие, как и наша группа, приехали самостоятельно. У нас, правда, был небольшой плакат, где синим (на Волге ведь живём) по белому написано: "Дубна. Наши проценты не за этого президента".

Ю.К. Да, согласен. Многие с детьми были, даже с колясками, много пожилых людей.

С.П. Я вообще видел семью в составе дети-родители-деды. Много было известных личностей: актёров, журналистов, музыкантов, телеведущих. Как оказалось, мы попали в середину первой колонны и с ней дошли до сцены, стоявшей на Болотной площади, а когда оглянулись и посмотрели назад, то увидели просто огромное количество людей, шедших за нами: вдоль сквера на площади, на другом берегу водоотводного канала и дальше, мимо "Ударника", по Малому каменному мосту. Хвост колонны, как мы поняли, начинался от метро "Октябрьская", а это километра 2,5 - 3.

Дальше события развивались так. Мы дошли до сцены, там какой-то ведущий - нам поверх голов не видно было – объявил, что основных ораторов ещё нет, поэтому давайте мы вас развлечём пока группой "Рабфак". Народу было немного, но уже больше, чем заявлено – тысяч 8. "Рабфак" спел три песни, потом вышел какой-то депутат из Вологды и рассказал, какие препятствия чинились тем, кто собирался ехать в Москву на митинг. А потом кто-то со сцены сказал, что Навальный и Удальцов объявили сидячую забастовку из-за того, что людей (а это тысяч 50 – 70. – Прим. С.П.) не пропускают на Болотную, и предложил колонне развернуться и идти им на помощь. Мы развернулись и пошли в обратную сторону. И вот тут как раз начался прорыв (прорыв в цепи полицейских, которая оставила слишком узкий проход для такой массы людей, нарушая тем самым договорённости. – Прим. С.П.).

Ю.К. Потом "Первый канал" обвинял в этом организаторов: якобы то, что люди развернулись и пошли в обратную сторону, и создало давку.

(Здесь стоит сказать, что и по периметру сквера, который прилегает к Болотной, стояли заграждения и цепь полиции и солдат-срочников дивизии ВВ. Я потом, разбираясь в произошедшем, зашёл на сайт МВД и увидел на карте, что ни заграждений, ни тем более солдат и полицейских по соглашению с организаторами митинга там не должно было быть, эта площадь, которая как минимум в 2 раза превосходила Болотную, предназначалась для участников марша. Не было на этой карте и второго ряда рамок-детекторов. Вдоль всего пути следования колонны все проходы во дворы и прилегающие улицы были перекрыты полицейскими, никого не впускали (что логично), но и не выпускали, в том числе тех, кто там живёт (что дико). На моих глазах бабушку лет 70 два часа не пускали через строй, она жила напротив сквера и в колонну попала случайно, возвращаясь домой. Никакие уговоры (её и наши), никакие переговоры нижних чинов по рации с вышестоящим начальством не возымели действия: никого не выпущать, и всё. – Прим. С.П.)

С.П. Ты же в прорыв попал?

Ю.К. Да я просто туда вошёл, между первой цепью и той, которая стояла в 100 - 200 метрах от первой (она закрывала проход на Большой каменный мост. – Прим.С.П.)

С.П. Просто вошёл?!

Ю.К. Да.

С.П. А, по твоему разумению, почему произошёл этот прорыв? Ведь это самое главное обвинение со стороны власти.

Ю.К. Вот смотри. Вы уже были на Болотной, а я ещё у "Ударника", перед цепью, где было очень тесно. Я спросил Удальцова, а он был от меня, как вот ты сейчас, почему надо делать сидячую забастовку. Он ответил, что Болотная переполнена и что нам не дают провести митинг, поэтому он предлагает всем сесть, устроить сидячую забастовку. Я с ними немножко посидел, позвонил вам и начал пробиваться, не без труда, в вашу сторону, потом встретил Марка и вас, и мы начали обсуждать, что делать дальше: было понятно, что митинг срывается. И тут начался прорыв.

С.П. Я был метрах в 10 от этого места.

Ю.К. Я в него вошёл, а у полицейских в этот момент был какой-то элемент растерянности, но к ним начало прибывать хорошо экипированное подкрепление. Они начали рассекать на группы тех, кто попал в прорыв, вырывать из них людей и тащить к автозакам. Кого-то они при этом били, кого-то волокли по асфальту. Я же стоял, стараясь не попасть в эту кутерьму, в одной руке у меня был пиджак, в другой – бутылка кваса.

С.П. А ты обратил внимание на то, что цепь полицейских была в два ряда: в первой стояли срочники в обычной форме, а за ними – "космонавты" в полной экипировке?

Ю.К. Ну, это было специально сделано, чтобы подставить солдат под удар, чтобы они обозлились на толпу. (На некоторых видео в Интернете хорошо видно, что отдельные "космонавты" во время прорыва держат срочников сзади за шиворот, прикрываясь ими. – С.П.)

Ю.К. Мы когда уже в кутузке обсуждали, почему случился этот прорыв (я-то сам не всё видел), один товарищ из Тулы сказал, что видел провокаторов, которые его начали. (Позже один из полицейских, участвовавший в ликвидации прорыва, инкогнито признался, что когда они потащили в автозак одного слишком активного демонстранта, тот предъявил им служебное удостоверение сотрудника "органов", и они его отпустили.

Я сам в тот же вечер наблюдал, как какой-то милицейский чин отчитывал нескольких коротко стриженных парней в штатском, вынырнувших из толпы, уходящей с Болотной: "Я тебе куда говорил идти, за кем? А ты чего?" На мне не было белой ленточки, да и вообще я, видимо, не очень похож на оппозиционера в силу возраста. Просто я стоял невдалеке и курил.– Прим. С.П.)

С.П. А у меня немного другая версия. Ведь у полицейских какая задача была? Сорвать митинг. То есть люди этим прорывом как бы выразили свой протест против нарушения достигнутых договорённостей о месте и формате проведения митинга. Об этом говорят и Навальный, и Удальцов.

Ю.К. …Они специально создали "бутылочное горлышко", и в людях, пока они стояли в этой толкучке, накапливалась негативная энергия: мы пришли на митинг, а вы нам тут…

С.П. Ещё не забывай о том, что, когда Удальцов, Навальный и ещё несколько десятков человек сели на землю, их через некоторое время полицейские стали растаскивать, задерживать – вот после этого и начался прорыв. Это была реакция на то, что сдавили, что начали забирать, и просто желание из этой давки выскочить. И потом, сколько там человек прорывалось, смешно – 150 - 200. Что это по сравнению с теми 50 - 100 тысячами (по разным оценкам), которые туда пришли? И что, эти 150 человек побежали на Кремль?

Ю.К. Да, смешно: там, в прорыве, половина – девочки, женщины, даже дети и люди пожилого возраста. Как они могут захватить Кремль, чего так испугалась власть?

С.П. Те, которые прорвались, практически тут же вернулись. (Цепь быстро прорвали в обратную сторону, и те, кто успел, смешались с общей массой, среди них было и двое наших, дубнинских. – Прим. С.П.)

Ю.К. Вернулись, но не все.

С.П. Ну, вот ты в этот момент попал, да?

Ю.К. Я оказался за спиной у полицейских, цепь быстро сомкнулась. Тут какой-то полицейский стал толкать меня в спину, я ему говорю: "Не надо меня толкать, видите, я стою спокойно, сопротивления не оказываю". Он мне в ответ: "Давай-давай, за оцепление выходим!". Я про себя думаю: интересное кино, он толкает меня на оцепление, я сейчас в них врежусь, а они меня тут же свинтят и ещё скажут, что я на них напал. Он перестал меня толкать, я отошёл в сторону, стою. Вдруг налетают те полицейские, которые стояли вдоль Большого каменного, и кого-то там дубинкой, кого-то кулаками, кого-то валят и тащат к автозакам. Ну, мне в автозак-то не очень хочется, стою себе спокойно в сторонке. Вдруг нарисовались какие-то "двое из ларца", заломили мне руки за спину и – "Тащим этого!" - поволокли в автозак.

С.П. Не представляясь, ничего не объясняя?

Ю.К. Вообще ничего. В рапорте было написано: "Проигнорировал многочисленные законные требования сотрудников полиции". Никаких требований я не слышал.

С.П. Ты был просто одним из многих, кто подвернулся, кого удобно было взять, и тебя никто не защищал.

Ю.К. Да, меня никто не защищал. Там было много людей, которые отбивали тех, кого полиция пыталась задержать, но со мной такого не было.

С.П. Что было дальше, ты не видел?

Ю.К. Ну откуда я мог видеть, я уже в автозаке сидел, причём не в "пазике", а в КамАЗе с кунгом, в котором не было ни одного окна, только люк наверху и решётка посередине. Всего в двух половинках набралось 24 человека, день стоял жаркий, и было очень душно.

О том, что произошло дальше на Болотной и какие "приключения" поневоле пережил Юрий Кузнецов, который ни сном, ни духом, ни телом, ни биографией никак не тянул на экстремиста, – в следующем номере ПМ.

А заголовок "Накануне" потому, что на следующий день была инаугурация. Но ещё и потому, что мы накануне таких событий, которые сейчас даже трудно представить.


УЧИТЕЛЬНИЦА ПЕРВАЯ МОЯ
Шейк
bigbeet67

Школа №1 в Дубне известна тем, что в ней учились дети немецких специалистов, вывезенных из Германии после войны вместе с заводом «Мессершмитт». У меня с ней связаны и личные воспоминания. Мне было 14, я учился в 7-м классе другой школы, а в 1-й учился мой друг Лёша Солдатенков. В каникулы его класс собирался поехать в цирк, и он принёс билет и на меня: в те времена было обычной практикой, что ученик из одной школы едет с другой на мероприятие, ведь развлечений тогда было немного. Утром мы пришли к месту сбора у ворот школы и когда подъехал автобус, уже хотели с другом подняться в него, но учительница преградила мне путь, сказав, что я никуда не поеду. На вопрос, почему, она ответила, что у меня репутация драчуна и хулигана (что было отчасти верно), поэтому я могу идти домой – в автобус меня не пустят. Пока мы разговаривали, нервно и громко, ученики (и Лёша) уже расселись по местам и с любопытством наблюдали в окна, чем всё кончится. А я был в ярости от несправедливости и от того, что никто не собирается возвращать мне деньги за билет и проезд – как я понял, это было частью наказания со стороны педагога. Моя семья жила тогда скудно, считали каждую копейку, и такая потеря была для меня невыносима. Я отошёл от двери и со словами - «Тогда и вы никуда не поедите!» - лёг под левое переднее колесо ПАЗика.
Сначала было тихо, потом учительница кричала, потом Лёша вышел и лёг под правое колесо, потом шофер вылез из автобуса, закурил и стал крыть матом учительницу.
В итоге мы всё-таки посмотрели цирковое представление.

Я про 1-ю школу вспомнил в связи с перепалкой на моей странице в ФБ с учительницей из этой школы, которая работает там сейчас. Она убеждённая «патриотка» и критика, особенно предметная, нынешнего состояния России, которую она считает империей, вызвала в ней болезненную реакцию, которая пульсировала до поздней ночи. Я-то считаю, что всё нынешнее величие страны умещается в рамки анекдота: «За 17 лет у Владимира Путина было два больших достижения: победа в Великой Отечественной и полёт Гагарина». На моей стороне и статистика – экономическая, социальная, политическая - которой я аргументировал свою позицию, и жизненный опыт. На её стороне статистики не нашлось вообще, но были «великие русские писатели» и космонавты, куда же без них. Хотя, думаю, если посчитать русских писателей, которых читают у них и их - у нас, мы бы и писателями не сдюжили. Но главный аргумент – постоянное чтение мантры о величии, духовности, уникальности, богоизбранности.
Если бы молитвами можно было бы подправить экономику и вылечить 6 млн. алкоголиков…
Всё бы ничего - мало ли с кем не поспоришь в Интернете по поводу величии Отечества - но тут я получил неожиданный подарок, которым теперь горжусь, как оппозиционер с большим, ещё с советских времён, почти непрерывным стажем.
Методы борьбы в России с оппозицией известны.
Шельмование в СМИ, возбуждение ненависти к тем, кто критикует власть, ложь, подтасовки, доносы.
Давление и запугивание на улице, мероприятиях, постоянные вызовы на «беседы» в спецсужбы, «досмотры» и обыски.
Принуждение начальства к увольнению активистов с работы.
Выдавливание тех, у кого сильная репутация,за границу.
Уголовные дела по сфабрикованным обвинениям.
Пытки и наказания в местах заключения.
Шантаж родственников и превращение их в заложников, моральных и буквальных.
Уничтожение имущества - агитматериалов, компьютеров, поджоги машин и т.п.
Физическое воздействие: избиения, вплоть до инвалидности, обливание краской и фекалиями.
Убийство оппонента, как последний аргумент.

Кое-что, пусть и немного, я испытал на себе.
В МВД меня вызывали по поводу организации концерта в поддержку Pussy Riot – заявление написал председатель местной организации ветеранов ВДВ.
В ФСБ я тоже был, но не по своему поводу. Тем не менее, узнал, что мои посты в ФБ и ВК читают. Кстати, если ко мне придут с обыском, то тоже, как только что у Зои Световой, найдут протоколы обысков 30-летней давности.
На Болотной 6 мая я был, но под дубинки полицаев не попал, под арест, как двое дубненцев, тоже. Тем не менее, бить меня за убеждения – «Это ты, сука, за единую Украину?!» - пытались. Но т.к. дело было в публичном месте, где я был с друзьями, досталось самому энтузиасту.
Угрозы в свой адрес читаю постоянно, но это доля любого оппозиционера.
Так вот про учительницу. В конце перепалки – «Оказывается, мы с Вами ходим по одной земле!» - она вдруг заявила, что расскажет про меня и мою антироссийскую деятельность … на уроке в школе.
И сделала это, на классном часе в 11 классе. Правда, без указания фамилии.
Завидуйте мне, я первый из оппозиционеров, кому лично был посвящён урок старшеклассников! Уехавший Бабченко и сидевший Барабанов, отравленный Кара-Мурза и облитая дерьмом Латынина, Навальный с братом-заложником и Кашин с отрубленным пальцем, адвокат Соломинский со сгоревшей машиной и убитый фашистами профессор Гиренко.
Буду теперь гордится «первонахом», как теперь говорят.
Что до учительницы, она слышала всего одну мою песню и наверняка не знает, что я получил в том году Премию губернатора за свою благотворительную деятельность и работу с молодёжью. И пусть эта молодёжь родилась и выросла при Путине, она не так уж плоха, я это знаю точно. Потому что, помимо учителей, есть Интернет, жизнь за окном и встречаются люди, у которых голова дружит с совестью.
Не могу не сложить аналогию. Светова и Бабченко, Кара-Мурза и Барабанов, Латынина и Навальный – это те, кто лежит под колёсами автобуса с пассажирами из той же псевдо-патриотической среды, в которой живёт моя учительница. Но только этот автобус стоит над пропастью, а те, что пока ещё не дают ему упасть, никак не могут докричаться до тех, кто в салоне. Там праздник: песни и пляски, виолончели и откаты, пальмиры и крымы, дым коромыслом. Осталось немного - переехать тех, кто под колёсами.


Дежавю
Шейк
bigbeet67
Читаю Довлатова, как раз ту честь, где он пишет, иронично и тонко,  про эмиграцию, в которой он работал журналистом «Свободы». И вот какие аллюзии у меня возникают.

Западные станции на русском я начал слушать с 13 лет, как только дома появилась радиола с короткими волнами – «Голос Америки», «Немецкая волна», «БиБиСи», «Свобода», «Радио Франсе».  Тогда же начал интересоваться всерьёз бит-музыкой, а вскоре и западной модой: первым, в 1966 году, отрастил длинные волосы, тогда же отрезал воротник у пальто, чтобы всё как у битлов. Внимал «вражеским голосам» и в армии, и после, и вплоть до 1986 года, когда это начало терять смысл, а раздражавшие слух «глушилки» отключили.
Первыми диссидентами для меня были Даниэль и Синявский: я не только читал про их «подрывную деятельность» в советской прессе, но у меня в Москве была знакомая, у которой папа имел отношение к расследованию, и мне даже удалось подержать в руках протоколы их допросов, на бумаге в линеечку, году в 1968-м, что было очень круто.



Когда пошла третья, еврейская, волна эмиграции, на западных радио стало выступать больше диссидентов.
Диссиденты были не только в эфире, но и совсем рядом. В Дубне, международном научном центре, единственном такого рода в СССР, тоже появились свои отщепенцы (ки), - уехавшие на Запад, ждущие очередь на эмиграцию или вышедшие замуж за гражданина страны вероятного противника.
И вот что я должен сказать.
Нас, тех, кто слушал эти радио и диссидентов-дикторов, интересовали всего несколько вещей: музыка, отчасти репортажи о жизни в других странах, спорт, экзотические новости, которые в СССР были в дефиците – про рекорды из книги Гиннеса, например.
Когда речь заходила о сталинских репрессиях, кровавой коллективизации, потерях в ВОВ, убогой и военизированной экономике СССР, преследовании инакомыслящих, фальшивых выборах, гибели сотен тысяч мирных жителей в оккупированном Афганистане, откровенной бездарности и дряхлости руководств…
Так вот, когда речь заходила об этом, большинство просто переключало волну.
И я в том числе.  Нельзя сказать, что мы совсем не верили в это – что-то мы знали и без «голоса Америки», от родных и близких. Брата моего деда, например, посадили за то, что пробка от шампанского, которое он открывал, попала в портрет Сталина.
Отвергая правду, мы тем самым соединялись с большинством -  с теми, кто никогда «голоса» не слушал и считал, что диссидентов надо расстреливать.
Мы просто не хотели это слушать и знать, это доставляло душевный дискомфорт и заставляло брать психологическую ответственность за жуткое прошлое. А зачем думать, когда ты укоренён в системе и знаешь, какая у тебя будет зарплата после ВУЗа, когда получишь квартиру, талон на сапоги для жены и съездишь в Крым по путёвке.
Десертом к этим достижениям развитого социализма 70-х была негласно дарованная властями возможность достать американские джинсы и  жвачку, последний альбом «квинов» и фломастеры «Пеликан»  для детей – вот и всё, что нам было нужно от империалистов. Мы не голодали, ходили в кино, пили портвейн, носили длинные волосы и танцевали «шейк». Мы верили, что всё наладится, так зачем нам думать о каких-то срокАх и психушках для  кучки  зарвавшихся интеллигентов и ворошить неприглядное, кровавое  и нищее, прошлое.
К  диссидентскому меньшинству, в которое можно смело включить всю эмиграцию, мы относились с подозрением, часто неприятием: сказывалась пропаганда про «предателей», фильмы про шпионов и «демшиза», которая уже тогда имела место.

Ничего не наладилось, к концу 80-х еда, мыло и сигареты были по талонам, афганскую войну СССР проиграл и с треском рухнул.

Прошло 25 лет.
В эти 25 лет не было коллективизации, не было массовых репрессий,  не было большой войны с десятками миллионов погибших, хотя были бедность, неустроенность и жуткая война с Чечнёй.
Зато появились газ-папа и нефть-мама и система распределения доходов от них. Пусть она по-воровски не справедлива, зато многие смогли зажить весьма сносно на зависть отколовшимся соседям.
Но опять есть диссиденты, которые вещают теперь не из США и Европы, а, в большинстве, тут,  в России. Их очень мало, а информационные возможности весьма ограничены: не достаёт исходных точек и финансовых ресурсов, поэтому аудитория узка, к тому же их постоянно «глушат» монстры государственных СМИ, у которых нет проблем с финансами и доступу к аудитории благодаря техническим возможностям.
Но главное, повторяются чувства.
Опять люди, похожие в чём-то на нас в 70-е, ничего не хотят знать о репрессиях  против тех, кто сопротивляется нынешней власти – а их не только унижают и бьют, но и сажают и убивают.
Они ничего не хотят знать про экономику, которая не просто дышит на ладан, а почти его лишилась.
Они ничего не хотят слышать про тысячи мирных жителей, погибших в войне РФ против Украины и бомбардировках  кассетными бомбами мирных кварталов сирийских городов.
Они не то, чтобы не верят в эту информацию – они не любят о ней говорить и бередить убаюканную большой диагональю  совесть. Она создаёт дискомфорт, она мешает жить, как мешала жить интеллигенции 70-х информация «Свободы», на которой работал Довлатов, о репрессиях, жертвах, бесправии и нищете СССР.
Они не верят в насаждаемую повсюду  американскую демократию, от империалистов им нужны только хамон, Duster, шенгенская виза и концерт Muse в Олимпийском.
Их очень много среди моих знакомых, они подчас вступают со мной в споры, но не потому, что у них есть твёрдая позиция «за путина и всю маму», а потому что я нарушаю своими резкими оценками их интеллектуальное и душевное равновесие. Лишаю возможности считать лицемерие – достоинством, трусость – честью, ложь – истиной.
А ещё я своими рассуждениями соединяю их в одно целое с зомбированным большинством, которое уверено,  что хохлов надо расстреливать.
Им не охоты сидеть в одной кабинке  с теми, кто «Тагил рулит».
Мне кажется, война с Украиной и сырьевая экономика гораздо белее катастрофический фактор для истории РФ, чем война в Афганистане и закрытая экономика - для СССР. Но новых диссидентов, которые говорят об этом почти не слышно.
И как-то не по себе.

Люблю собак.
Шейк
bigbeet67
Все любят ми-ми-ми с животными, вот такое случилось и со мной...
Три дня назад во время прогулки заметил, что моя собака Зойка немного раздалась в боках, а дома обнаружил сильно разбухшие соски. Понял, что, скорее всего, собачка "залетела", ложно или всерьёз. Я всегда её контролирую во время течки, но в сентябре, как раз во время неё, Зойка сбежала от меня минут на 25-30. Случилось это в лесу, мы ходили по грибы, а рядом была деревня, в которой слышался лая собак.
В общем, на следующий день поехал я к ветеринару, который пользует моих животных уже 20 лет и которому я доверяю. Он ещё удивился, что собака слишком худа для беременности, но УЗИ показало, что один щенок точно есть - я видел, как бьётся, его сердце - и есть некое воспаление мочевого пузыря. Врач сказал, что может быть ещё пара щенков, и стал меня уговаривать сделать аборт и стерилизацию, дабы и собачку подлечить, и от проблемы избавиться радикальным образом и навсегда. На вопрос, сколько у меня есть времени подумать, он ответил, что две-три недели, но чем скорее, тем лучше. Когда мы с Зойкой вернулись домой, я внутренне согласился с врачом, пытался дозвониться, чтобы он назначил день операции, но - "недоступен". Это было воскресенье.
Вечером пошли гулять в привычной компании девочки-зенненхунда и её хозяйки. Когда отпустили собак с поводков, Зойка повела себя как-то неадекватно и в конце концов сбежала. С трудом её нашли, я уже паниковал боясь, что она в своём сумасшедшем состоянии выскочит на дорогу и попадёт под машину.
Пришли всем отрядом домой, решили попить чаю с холодка, Зойка забралась в своё кресло, где спит. И вдруг через какое-то время она начала... рожать! Боже мой... Один щенок, чёрненький, второй, беленький, третий... Через пару часов их было четыре, но один, к сожалению, мёртвый. То ли слабый был, то ли Зойка его случайно придавила. Чуть раньше, когда мы поняли, что происходит, решили немного успокоить себя "Зелёной маркой". К утру выпили всё, но нам было ни в одном глазу. Переселили Зойку с новорождёнными на пол, на подстилку - она тоже была в шоке...
Резюмируя, хочу сказать следующее. Боженька, в которого я никак не могу поверить со времён Перестройки, уберёг меня от смертоубийства щенков, дав им родиться. Я бы себя долго корил за такое и признаюсь, что когда держал в руках ещё тёплого, но уже мёртвого щеночка, не сдержался и заплакал, чего со мной давно не было.
На следующий день, когда рассвело, я рассмотрел весь это прекрасный выводок и заснял его для вас и на память. Потом мы с Петрушей пошли и похоронили почившего малыша в лесу, и я отправил таксу в ссылку на студию, чтобы он не мешал Зойке. К тому же она пару раз уже превентивно его погрызла: типа, даже не думай подходить к гнезду. А кошка пребывает в шоке до сих пор и выходит из-за холодильника только поесть и в туалет.
Вот такое у меня сейчас.


Восстанавливать отношения с Украиной
Шейк
bigbeet67
Оригинал взят у starshinazapasa в Восстанавливать отношения с Украиной



"Первый танк, который я увидел, обошел нашу позицию слева и хотел пойти на нас, однако нам удалось его подбить. Второй их танк тоже обошел нас слева и пошел по самих окопах. Этот танк у меня на глазах раздавил трех наших ребят из разведки, которые пришли к нам на подмогу: старшего лейтенанта - командира взвода и двух его подчиненных. Это все происходило буквально за секунды, ибо он летел на полном ходу.
Враг ехал прямо на меня, нацелив пулемет, под углом, то есть одной гусеницей по окопу, а второй по брустверу. Я начал думать, какие есть варианты: побегу вперед - расстреляет, если перелезу через окоп, тоже шансов нет, потому что там едут другие танки и оттуда идет пехота. Единственный вариант - прыгнуть под танк, заскочить между гусеницами, в то место, где я заметил небольшое отступление в сторону окопа, в котором я мог вмистится.
У меня был пулемет, который я взял вместо своего автомата. Но он был или не смазан, или не почищен. Я еле его зарядил и успел сделать только одну очередь, потому что его заклинило. Затем прыгнул прямо под танк, прокрутился в воздухе и упал на левую сторону, с пулеметом в правой руке и рацией в левой.
Враги увидели, что я скакнул под их машину, развернулись и пошли правой гусеницей по окопу, решив меня задавить. Танк проехался по моей левой руке и ноге, то есть по всей левой стороне. Моя каска слетела, сапоги тоже. Машина остановилась и потом задом наехала на меня еще раз.
Я оказался под ним. Гусеница шла как раз возле головы. Но я полностью был в сознании, то есть все чувствовал, видел и слышал.

Read more...Collapse )




?

Log in

No account? Create an account