Шейк

ЖАР-ПТИЦА. Квартирник. Акустика.

1-е отделение.

Наконец-то, потратив 4 месяца на обработку каналов, микширование, видео и мастеринг, мы завершили работу над "Квартирником "Жар-птицы", который состоялся 13 февраля, понедельник, в арт-кафе "Высоцкий". Хотя планировали мы его ещё на декабрь.
Мне нравится то, что получилось - и у меня, как звукорежиссёра, и у Георгия Дёмина, который обрабатывал и монтировал видео.
Точнее так: я делал этот концерт ровно столько времени, сколько понадобилось для того, чтобы он мне лично понравился.
Теперь мне хочется, чтобы он понравился и вам.
Здесь всякие песни - и мои личные, и из репертуара "Фобоса", "Жар-птицы", "Алиби", и даже других авторов. Такая адская смесь аранжировок, ритмов, смыслов от середины 60-х до 2000-х.
И мне кажется, что всё слушается и смотрится органично, без "когнитивного диссонанса" между соседствующими "Ничего не стоит менять" и "Некрасивой", где первая - вопиюще абстрактная и стёбная, а вторая - подростковый, выбивающий слезу уже 56 лет сонг.
А ещё я рад, что зафиксировал таким образом нашу совместную игру с младшей дочкой Дашей-Звеней.
Пишите отзывы - нам интересно. Пишите их и ставьте лайки на "Ютубе", это важно для продвижения и просмотров.
Ставьте лайки, если считаете работу нашей команды достойной.
Делайте ретвиты, чтобы концерт посмотрели ваши друзья, родные и коллеги.
Сегодня - первое отделение, в конце недели будет второе.
И, конечно, большое спасибо зрителям, которые поддерживали нас на концерте аплодисментами и криками "Браво!"

Collapse )
Шейк

ЗАВЕТАМ ЛЕННОНА ВЕРНЫ

В День России - именно в нынешний - уместной будет песня, которую я только что свёл. Это старая вещь, она написана в 1989 году, когда СССР уже вывел войска из Афганистана, Восточная Европа уходила из под контроля Красной Империи, а Россия ещё была не настолько самостоятельна, чтобы воевать с соседями.
№3 потому, что это третья запись песни: первая была сделана на фестивале Московской рок-лаборатории в 1990 году (есть как бонус-трек на одноимённом альбоме); вторая запись была сделана в начале 90-х для того же альбома, а третья - по вновь открывшимся обстоятельствам - догадайтесь, каким.
А ещё №3 потому, что я каждый день по ТВ слышу про Третью Мировую войну, которую одинокая и всеми брошенная Россия ведёт со остальной вселенной, защищая хрупкие скрепы от нацистов, ЛГБТ-боевиков, наркоманов, пиндосов, мирового правительства и ещё уже не помню, кого.
А моя песня о простом человеке, который не хочет воевать.
Шейк

КАК Я ДВАЖДЫ СТАЛ НАЦИОНАЛ-ПРЕДАТЕЛЕМ. Часть 2

Когда открываешь утром Интернет, такое впечатление, что вернулся 1937-ой: тысячи людей, которые только что казались вменяемыми, умными, талантливыми и, в крайнем случае, теми, кто мог подсказать, как варить рис рассыпчатым – эти тысячи людей оказались стукачами. Пандемия доносов накрыла страну ржавым тазом, в котором их прадеды мыли выи, натёртые НКВДешными подвортничками, и стирали портянки, пропахшие сапогами, шагавшими по кровавым лужам.
Гнусь, поднявшаяся из смрадных сталинских лет, вскипевшая на ненависти, зависти, собственной генетической ничтожности, травит Россию как иприт, поражая глаза и органы дыхания: человек перестают видеть реальность и дышать свободой.
Ученицы стучат на учительницу, которая эмоционально рассказала им, почему они не поедут на соревнования в Европу.
Пассажирки в метро стучат на девушку, которая посмели в их патриотическом присутствии смотреть интервью Зеленского в телефоне.
Коллеги в полиции стучат на своего, который даже не публично, а по телефону, рассказывал им, как на самом деле обстоят дела со «спецоперацией».
Бдительный пейзан («гражданином» такого назвать не могу) стучит в прокуратуру на журналиста городской газеты (!), которые случайно оказался рядом со мной на фотографии (!!) во время разрешённого  властями (!!!) «Марша мира» в 2014 году.
Многоликий и многомудрый нынче стукач пошёл, ничего не скажешь.
Попал под раздачу заяв и я за свою антивоенную позицию и сочувствие Украине, где у меня живут друзья, однополчане и родственники. Закон сейчас таков, что есть одна линия – линия Партии войны. А если ты за линию Мира, тебя будут штрафовать, гнуть, запугивать, сажать. И в качестве общественного  десерта -  тебя будут гнобить, унижать, раскидывать информацию про тебя по соцсетям представители самых разных слоёв нашего кипуче-могучего общества, которые считают себя «патриотами», хотя им до настоящих патриотов как Рогозину до Маска.
Это может быть малограмотный стройбатовский отставник, озабоченный происками и ЖКУ, и ЦРУ. https://vk.com/wall-210570847_868
Это может быть художник-райтер, читающий тебе оскорбления по бумажке и рисующий карикатуры в стиле сортирного авангарда https://vk.com/bobmakar
Это может быть женщина глубоких лет, которая источает такую  злобу, что её можно принимать в СС без испытательного срока. Их таких сейчас завались.
Это может быть  сорокалетний потомок рода Павлика Морозова, которому стыд никогда не есть глаза, и он для облегчения процедуры стукачества даёт ссылку сразу на центральный офис СК, чтобы на меня писали на самый верх.
Что до предательства – я бы, если имел возможность, с удовольствием предал Лефортову тех, кто 20 лет грабит Россию, унижая её своим присутствием во власти и безумной роскошью маргиналов, дорвавшихся до vip-возможностей.
Предал бы суду офицеров, заставивших сто срочников подписать контракт и отправивших их в Украину, о чём в СФ рассказывала Людмила Нарусова. И из которых   в живых осталось  четыре человека.
И ещё много кого предал из тех, кто уничтожает мою Родину на корню.
Но я никогда не предам идеалов своей юности, моих кумиров и богов рок-музыки, для которых мир, любовь и свобода – МИР, ЛЮБОВЬ И СВОБОДА! - были главными ценностями в жизни.
Джона Леннона и Пола Маккартни, Стинга и Пола Саймона, Deep Purple  и Led Zeppelin – и многих-многих других.
Десятки рок-звёзд первой величины поддержали Украину, от Metallica до U2, многие записали песни в её поддержку, от Джулиана Леннона до Pink Floyd.
И никто – Россию. Ни один.
Потому что в России сейчас ни мира, ни любви, ни свободы.
А ещё я не могу предать своего друга и учителя Иштвана Ланга из бит-группы «Фобос», который первым мне сказал ещё в 1967-м, во времена глубокого Совка, что никто не имеет права лишать человека жизни – высшей ценности бытия.
В начале 70-х вся молодёжь протестовала против войны во Вьетнаме. Мы в группе «Облака» играли «People, Let's Stop the War» группы Grand Funk , «Imagine» Джона Леннона и аранжировали в хард-роке  «Бухенвальдский набат».
Когда появилась «Жар-птица» -  пели антивоенную «Летите голуби», сочинили и записали «Мы сумеем всё» про мир, дружбу, жвачку, «Ожиданье» про Карибский кризис.
«Алиби» пело «Они испугались» про Афганистан, «Немое кино» про сталинский террор и много чего ещё.
Поэтому, как говорила уже запрещённая «Роскомпозором» Масяня: «Иди в жопу начальник». Я как-нибудь сам, в свой 71, разберусь с идеалами, убеждениями и верой, они неизменны для меня с 17 лет.
В нацисткой Германии 99,9% процентов поддерживало Гитлера и войну, но настоящими патриотами сейчас считают те 00,1%, кто был против.
В России нас, настоящих патриотов, болеющих за свою несчастную Родину гораздо больше.

P.S. Встретил тут на днях известного дубненского музыканта, рассказал ему про писучую активность импер-бецилов. Он прокомментировал это так: «Менты уже убили барабанщика «Жар-птицы» Серёгу Пестова, но тебя в обиду не дадим».
Репостите, это важно.

Ну и подходящее видео в конце. Обе песни написаны в 1981 году:
Шейк

КАК Я ДВАЖДЫ СТАЛ НАЦИОНАЛ-ПРЕДАТЕЛЕМ. Часть 1

Первый раз я им стал в 1984 году за то, что записывал, исполнял и рассылал по всему СССР записи своих песен поклонникам.
Второй – в 2022 году за то, что являюсь противником войны с Украиной и рассылаю по всему РФ, через соцсети, своё мнение сторонникам.
Оба раза я подвергался преследованию в разных формах и остракизму со стороны части народонаселения. И оба раза это грозило уголовной ответственностью.

…Кто не помнит или не знает, в СССР без разрешения властей нельзя было ничего ни петь, ни плясать, ни читать. Я хитростью добыл такое разрешение, «Жар-птица» записала три магнитоальбома в 1981-83 годах, и сначала частным образом, а потом через салон звукозаписи Службы Быта, куда я устроился на полставки, мы стали рассылать по доступной цене эти альбомы во все концы страны и даже за границу.
В 1983 году я пережил несколько обысков, многочасовые допросы в Москве, изъятие аппаратуры и т.д. по делу группы «Воскресенье» - я купил у них самодельный пульт, и следователь надеялась, что к нелегальным концертам группы она сможет присобачить изготовление аппаратуры из ворованных деталей и продажу с целью наживы.  Перед этим (и во время этого) было несколько комиссий из Москвы по поводу этих записей: кто-то из работников ДК «Октябрь», где базировалась «Жар-птица», настучал в ЦК, что мы этим занимаемся.
В итоге группу запретили и распустили, мне строго-настрого приказали больше нигде не выступать, ничего не записывать и ничего не сочинять.
После суда над москвичами Москва прислала на меня материалы в наш ОБХСС, чтобы местные менты возбудили дело за частнопредпринимательскую деятельность, т.е. рассылку записей частным образом.
Меня вызвали в участок, попросили написать объяснительную по поводу этих материалов, потом за меня(!) её написал капитан Саша Кузнецов. Потом сказали, чтобы я ждал: о возбуждении уголовного дела или отказе в нём мне сообщат.
Ждал я три недели, и Юра Цаплин, служивший в милиции, по моей нетерпеливой просьбе, заглянул в специальный журнал и прочитал, что в возбуждении  уголовного дела отказано.
Позже я спросил у ОБХССников, почему они не стали меня сажать. И они ответил, что знакомились со своими будущими жёнами на танцах, где играла «Жар-птица». И что они не хотят меня сажать из-за такой ерунды. Так они послали куда подальше и своё московское начальство, и  компанию репрессий против рок-групп, объявленную на самом верху, в ЦК КПСС. Назову имен этих смелых мужиков: Александр Кузнецов (капитан), Александр Чернышов (капитан) и Юрий Коротков (майор, начальник ОБХСС Дубны).
Тем не менее, жизнь моя, с вручённым мне в Горкоме партии «волчьим билетом», стала неуютной, рассчитывать на приличную работу я не мог, хотя имел два образования: редакторский факультет Полиграф и 3-хгодичые курсы руководителей эстрадных оркестров. Мало того, две всесоюзных  газеты, «Советская Россия» и «Комсомольская правда», в весьма негативном плане упоминали меня и «Жар-птицу» в своих материалах, а журнал «Литературная учёба» разгромил мои песни в пух и прах. «Комсомолку» тогда читали все, и я быстро почувствовал, что некоторые мои знакомые боятся смотреть мне в глаза, стараются свести до минимума общение и удаляются быстрым шагом. Попытка тайно воссоздать группу в одном заштатном клубе была пресечена через полгода, и нам указали на дверь.
Сторонились меня и те, кто был только что со мною солидарен: они боялись, что я под колпаком КГБ, из-за этого я, например, пропустил квартирник Башлачёва в Дубне и узнал об этом только с началом Перестройки. Но никто не делал в местной прессе публикаций о том, какой я плохой, никто не устраивал комсомольских или профсоюзных собраний по поводу моих действий по развращению молодёжи песнями «Маша» и «Некрасивая», никто не вспоминал меня вызовами в разные кабинеты для проверок на лояльность и нотаций. Я устроился на работу в Госстрах, куда меня взяли за полным отсутствием мужчин в организации, но начальница вызвала меня в кабинет и, держа в руках «Комсомолку», где упоминалась «Жар-птица», попросила дать обещание, что я больше  не буду. Я пообещал, зная, что приду домой, возьму гитару в руки и сразу нарушу это обещание.
Два важных замечания.
Ни партийцы, ни КГБ, ни сотрудники ВЦСПС, которые мучили меня комиссиями (в СССР самодеятельность была под крылом профсоюзов) не интересовались текстами моих песен. Совсем. Хотя там были весьма сомнительные вещи, например – «Вне закона» или «Пламянем «Пламя». Главным был факт моей творческой наглости: сочинял, пел, записывал, распространял без разрешения Партии и Правительства.
Второе – отсутствие какого-либо шума про это на городском уровне. Думаю, здесь роль сыграл международный статус Дубны. Ей достаточно было уехавшего на Запад  физика Поликанова, чтобы добавлять к пересудам на «вражеских голосах» ещё и рок-музыканта, которому запретили сочинять и петь песни. Для Забугра это был лютейший нонсенс.

Продолжение следует. За репост буду благодарен.
А пока - заглавная песня с альбома "Жар-птицы" 1981 года "В Городе Желаний, под Радугой Мечты".

Шейк

ИЗРАИЛЬСКАЯ ВОЕНЩИНА VS АНГЛИЙСКИЙ СОЛДАТ

Я, исполняя эту песню в акустике, обычно рассказываю публике историю её создания.
Но, дабы не утомлять её долгим повествованием, делаю это вкратце.
Здесь, на своей странице, могу добавить несколько деталей, которые считаю интересными.
…Осенью 1970 года я закончил полугодичную сержантскую школу в Загорске и был направлен, в звании младшего сержанта, в боевой полк. Там, под Наро-Фоминском, меня обнаружил офицер-«покупатель» из штаба корпуса – так звали тех, кто ездил по частям и собирал спортсменов, музыкантов, художников – всех, кто мог пригодиться начальству для мероприятий, показухи и отчётности. Во Внуково, где был тогда штаб корпуса 1-й Особой армии ПВО, меня назначили командиром музвзвода в местный Дом офицеров.
Это офицерская должность, но лейтенанта для неё не нашлось.
Так под моё начало попало 20 солдатиков (почти все моего призыва), развращённых близостью к кухне, любовью начальника политотдела к маршам и дисциплиной на уровне уроков военного дела в ПТУ.
Однажды я случайно зашёл на балкон главного зала ДО, а там, внизу, он был забит офицерами, которые внимали докладчику на трибуне. В гробовой тишине. Он, подполковник, увенчанный звездой Героя, рассказывал, как его зенитно-ракетный дивизион С-75 бился не на жизнь, а насмерть с израильской военщиной на Суэцком канале.
Collapse )

Шейк

ЛУЧШИЙ В МИРЕ ПЛОМБИР-2

Элита. Шпион с Востока. Кавказская «Кама Сутра».

Однажды, когда я солнечным июлем стоял на посту с ящиком, набитым «самым лучшим пломбиром», эскимо и фруктовыми стаканчиками за 7 коп, Ло подошла одна, без товарок. Склонившись к моему уху, полушёпотом сказала, что обслужила в гостинице «Дубна» клиента-иностранца, который расплатился не рублями, а какой-то незнакомой ей денежкой со словами «Здесь больше, чем ты просила». Несмотря на то, что её это поставило в затруднительное положение, Ло явно была довольно тем, что ей удалось  каким-то чудом проникнуть по работе на чужую, закрытую для их интим-колхоза территорию. Я попросил показать денежку в ожидании, что это какой-то фальшак или никчемные злотые или леи. Каково же было моё удивление, когда на светлой, плотной бумаге я увидел портрет Елизаветы II! Не помню сейчас номинал, но вряд ли это было меньше 10 фунтов. Я тут же закрыл руками банкноту и цыкнул, чтобы Танька её спрятала. Суетливо сделав это, она спросила, в какой магазин можно идти с такой купюрой или как поменять. У меня был короткий, но убедительный опыт в обращении валюты. Мой друг Коля Панин где-то добыл доллар, и когда мы сдавали экзамены в ВУЗы летом 1968, решил купить в валютном магазине хорошую зажигалку. По его представлениям, она где-то так и должна была стоить. Мы нашли валютный магазин, он, щедро улыбаясь выходящим, вошёл внутрь, а я остался  покурить на улице – у меня же не было доллара, а без него не пускали. Вернулся Коля, когда я выкурил полпачки, бледный и испуганный. От витрины с зажигалками его под руки  увели в какую-то комнату, там долго мурыжили, где он взял доллар, доллар забрали, переписали его ФИО/прописку и предупредили, что на первый раз отпускают, но теперь он у них в списках потенциальных валютных спекулянтов и в следующий раз ему зоны не миновать.
…Поэтому я посоветовал Ло никому и ни за что эти фунты не показывать, даже подругам, иначе с её судимостью менты с радостью загребут девку за валютную проституцию лет на 8. Придётся смириться с тем, что обслужила жирного клиента фактически бесплатно, но «свобода лучше несвободы», как говорил наш чирлидер между таймами в одни ворота.
Не знаю, куда Ло дела валюту, скорее всего, хранила как память до Перестройки.

Этим же летом один из моих самых близких друзей, Володя Михайлов, познакомился с подругой Ирины, которую тоже звали Таня; обозначу её как Таню М.

Collapse )
Шейк

ЛУЧШИЙ В МИРЕ ПЛОМБИР. ШАПКА. ПРОСТИТУТКИ.

В 1969 году я пребывал в академическом отпуске по причине затяжного лимфаденита, которым переболел осенью. Чтобы не висеть на шее у родителей и иметь свою копеечку - себе на пиво и сигареты и на сухое для девочек - решил найти временную работу. Не очень обременительную, но чтобы зарплата в районе 100-110, сумма неплохая для того времени. Учась в Москве, обратил внимание, что многие студенты начали подрабатывать летом в общепите: официантами, продавцами на лотках и в палатках, мороженщиками и т.п. До Дубны это веяние ещё не дошло, поэтому я был первым, кто обратился в магазин №20 на Центральной, 2 с предложением доверить мне тележку, сухой лёд и «лучший в мире пломбир». Место оказалось вакантным, зарплата сдельной, и ровно 1 мая я, весь в белом, положенным по должности, выкатил голубой ящик на колёсиках прямо на площадь Космонавтов, под окна музыкалки. Расчёт был на то, что праздничное настроение массы людей, проходящих демонстрацией мимо трибуны и у тех, кто вышел на это поглазеть, даст мне неплохую выручку. Но погода была холодной, с неба сыпалась снежная крупа, а народ стремился поскорее покончить с краснознамённым ритуалом и оказаться за домашним столом с оливье и водочкой по 2.87.
Продал я немного, но место застолбил и внимание публики привлёк: для Дубны, особенно для Тридцатки, длинноволосый юноша в штанах из матрасной ткани и разноцветной рубашке с воротником-стойкой, торгующий мороженым на Площади космонавтов, был сродни раскольнику-марсианину, который уже прилетел, но от инопланетного стиля ещё не избавился.
…Люди, которые маршировали мимо меня с плакатами и шариками, каждое утро шли такими же колоннами по этой же улице на работу в МКБ и на ДМЗ. Только колонна была тёмной, единообразной и молчаливой. По асфальту в том же направлении катились сотни велосипедов. Зимой мужчины носили ушанки: кроличьи у рабочих, собачьи - у среднего звена и пыжиковые – у большого начальства. Мальчишки тоже носили ушанки. У меня была редкая каракулевая ушанка белого цвета. Кажется, в 8-м классе у меня её украли в школе. Зима, ходить не в чем, мой друг и одноклассник Саша Фомичёв дал мне лыжную вязаную шапочку, и она стала для меня повседневной.
Сейчас в это трудно поверить, но тогда это был некий вызов: по неписаным, но строгим правилам одежда должна была соответствовать месту, времени и занятию: ушанка – уличный убор, шапочка – строго спортивный. Например, девочка не могла придти в школу в техасах (реплика джинсов) даже тогда, когда обязательную форму отменили. Ей бы прочитали публичную нотации, отправив домой переодеваться. И так во многих повседневных мелочах.
Но я упрямо носил вязаную шапочку с помпоном, не обращая внимания на косые взгляды взрослых и смешки ровесников. Постепенно ко мне стали присоединяться другие ребята: ведь в оттепель или весной в шапочке гораздо удобнее и не жарко.
Года через три носить спортивную вязаную шапку было уже нормой, эта тенденция жива до сих пор, а ушанка из кролика стала зоологическим анахронизмом.
В общем, как и в случае с первой дубненской бит-группой и спортивной шапкой, 1мая 1969 года я выступил дубненским первонахом, как сейчас говорят, в качестве мороженщика.
С этим занятием у меня связана пара интересных историй, выпадающих из контекста «морального кодекса строителей коммунизма».
Collapse )

Шейк

ПОБЕДА АЛЕКСЕЯ НАВАЛЬНОГО В ДУБНЕ.

Госдума - КПРФ: 27,5%
Мособлдума - КПРФ: 25,89%
Депутатом в Мособлдуму избран Я.Викулин (КПРФ).
И только Роднина смогла пройти в очередной раз в Госдуму по нашему округу.
Браво, Дубна, ты лучшая, и я здесь живу!
Шейк

СУББОТНЕЕ

Закончил работу над песней под названием "Белеет парус". Но это не то, что вы подумали, это тот редкий случай, когда я написал песню на чужие стихи. И это не Лермонтов, а белорусский поэт Леонид Петренко.
Который стал лауреат международных премий за свои книги.
У которого много друзей и поклонников, в том числе такие известные и знаковые как Андрей Макаревич и Владимир Цеслер.
И который умер в тюрьме от инфаркта 11 января этого года, хотя должен был бы быть освобождён ещё в декабре, но судья заболел ковидом и заседание перенесли.
Статья у Леонида была "наркотическая", за "неосторожное обращение с канабисом", как говорят его друзья. Но это не точно т.к. судили его в России, где тебе могут подкинуть не то, что марихуану, а целый взвод спецназа СБУ, если надо. Срок он отбывал в колонии в Ленинградской области, возможно, сердце не выдержало ожидания свободы, которая была так близко.
На стихи его меня навёл Володя Цеслер, из его сообщения я и узнал о существовании поэта и его трагической судьбе.
Почитав его стихи, был тронут именно этим за его светлую грусть и лёгкую иронию, которые я постарался сохранить и в аранжировке.
Теперь эта песня, наряду ещё с несколькими, будет продолжением альбома "Алиби" 2018 года - последним в истории группы, как и сообещалось - в цифровом формате в Интернете.
Надеюсь, что она понравится друзьям и близким Леонида.